Взыскание единственного жилья почему реализация законопроекта Минюста оказалась под вопросом

Взыскание единственного жилья: почему реализация законопроекта Минюста оказалась под вопросом

Почему инициатива Минюста не может быть реализована

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Практически с самого начала нового года российская общественность обсуждает инициативу Минюста, который предлагает законопроект, снимающий запрет на изъятие единственного жилья у должников в рамках исполнительного производства. Мнения звучат самые разные, но негативные оценки преобладают. Чтобы выяснить, есть ли в этой инициативе подводные камни, мы побеседовали с членом Центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ), руководителем проекта «За права заемщиков» Виктором КЛИМОВЫМ.

 

— Виктор Владимирович, вокруг чего разгорелся, грубо говоря, весь сыр-бор?

— Минюст, по сути, предлагает ограничить иммунитет на единственное пригодное для проживания жилое помещение, находящееся в собственности гражданина-должника, при взыскании с него долгов. Этот иммунитет сегодня определяется ст. 446 Гражданско-процессуального кодекса. Конечно, граждане и СМИ воспринимают это как возможность оставить человека за долги «на улице». Но, что особенно важно, серьезные риски в предлагаемом решении видят и эксперты.

Справедливости ради надо сказать, что данный законопроект родился не в инициативном порядке. Это сильно запоздалая реакция на решение Конституционного суда РФ от 2012 года.

Напомню, что тогда КС рассматривал дело, как раз связанное с подобной ситуацией. Районные суды в двух регионах попытались наложить взыскание на жилье, точнее на его часть, в целях удовлетворения интересов истцов, но последующими инстанциями эти решения были отменены. Как раз на основании ст. 446 ГПК.

В решении КС довольно обстоятельно объясняется, что права собственности и должника, и кредитора по природе одинаковы и при вынесении решений должен быть баланс и справедливость (да простят меня судьи за такое упрощенное толкование). Не подвергая сомнению конституционное право гражданина на жилище, судьи вынесли решение, предписывающее законодателю более четко определить границы иммунитета к взысканию.

Фактически предлагается критерий «единственное пригодное для проживания», содержащийся в действующей редакции ст. 446, заменить на более сложную конструкцию из квадратных метров, стоимости и социальных норм.

 

— В чем же заключается логика предложений Минюста?

— Есть случаи, и их предостаточно, когда граждане, не вернувшие серьезные долги с существенными суммами, вместо их возвращения идут на процедуру банкротства, при этом оставаясь жить в шикарной квартире или даже в коттедже. А поскольку это жилье у них единственное, по нынешнему законодательству на него взыскание обращено быть не может.

Законопроект Минюста как раз предусматривает отмену такого иммунитета с рядом ограничений. Это начинает работать только в случае, когда площадь жилья вдвое превышает социальные нормы (с учетом всех совместно проживающих членов семьи), а  стоимость более чем в два раза превышает цену социальных квадратных метров.

 

— На первый взгляд, вполне разумное решение…

— Да, спорить с этой логикой, казалось бы, действительно трудно, но, как говорят в народе, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Предлагаемый законопроектом механизм, по оценкам целого ряда экспертов, содержит довольно серьезные риски.

Одна группа проблем связана с оценкой жилья на предмет соответствия упомянутым критериям. Сравнение рыночной стоимости жилья и кадастровой оценки социальных метров вызывает массу вопросов, поскольку очевидно, что рыночная стоимость практически любой квартиры, находящейся в приличном городе или районе города, будет дороже, чем кадастровая.

Второй блок проблем связан с возвратом должнику необходимой суммы из полученной конкурсной массы на покупку жилья по социальным нормативам. Скорее всего, купить жилье в том же районе, где он проживал, должник не сможет. А это — проблемы с работой, школой, детским садом и прочими, в общем довольно вескими, «привязками».

Более того, институт кадастровой оценки в целом сегодня в России вызывает, мягко говоря, множество нареканий. Зачастую мы имеем существенные различия в оценке объектов, которые находятся по соседству: откровенно завышенные или, наоборот, сильно заниженные оценки и пр. И эта проблема ставит под вопрос реализацию данного законопроекта.

 

— То есть государство системно не готово к реализации такого законопроекта?

— Да, и это касается не только системы оценки. Сегодня реализация имущества с молотка — это «серая» зона, в которой происходят массовые случаи сговора, двух- или трехкратное проведение торгов с целью снижения цены и т.д. Стоит только всерьез копнуть — и сразу оказывается, что там довольно много не очень добросовестной публики, что называется, ловят рыбку в мутной воде.

И погружать в эту циничную мясорубку должника, который на выходе должен еще остаться...






ВластьАрхитектураБизнесЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Взыскание единственного жилья: почему реализация законопроекта Минюста оказалась под вопросом | Мег Райан показала свой дом

Взыскание единственного жилья: почему реализация законопроекта Минюста оказалась под вопросом | Министр транспорта РФ Максим Соколов: Водители сами выберут участки для ремонта дорог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *