Стратегия 2035 очередная притча про ишака и падишаха

«Стратегия 2035»: очередная притча про ишака и падишаха?

Чем хуже дела в стране, тем более масштабные документы, касающиеся ее развития, предлагает нам власть

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

В России приступили к созданию нового стратегического документа «Стратегия 2035» — плана стратегического развития государства на период с 2018 по 2035 год. По замыслу инициаторов этой идеи, новая концепция должна включать целый ряд важных разделов: полюсы роста, стратегическое планирование на федеральном уровне, пространственное и территориальное планирование, а также международное сотрудничество.

 

Одно не выполнили — начинаем другое

По словам статс-секретаря — заместителя министра экономического развития РФ Олега Фомичева (на фото), разработка новой Стратегии вызвана требованиями 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».  Работа завершится в 2017 году. А пока к концу текущего года должен появиться документ о стратегическом прогнозе на долгосрочный период. 

Олег Фомичев признает, что все предыдущие подобные стратегические планы оказались невыполненными. Это относится и к программе Грефа, и к Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года. Причем все эти документы создавались при активном участии Минэкономразвития. Поэтому, по словам замминистра, столь важно учесть предыдущий негативный опыт, преодолеть те барьеры, которые помешали и мешают реализовывать предшествующие разработки.

В этой связи, как считает президент Фонда «Центр стратегических разработок» Павел Кадочников (на фото), успех начинания будет во многом зависеть от того, насколько эффективно удастся наладить взаимодействие по вектору центр — регионы. Многие ключевые вопросы невозможно прописать без активного участия субъектов Федерации. Это касается в первую очередь таких сфер, как ЖКХ, инфраструктура, строительство.

Как поясняет статс-секретарь МЭРа, сама «Стратегия 2035» будет короткой. Это объясняется тем, что невозможно детально описать, что будет со страной через полтора десятка лет. Ее задачи — определить тренды и направления общего движения.

Следующим этапом стратегического планирования, который придется на 2017—2018 годы, станет разработка отраслевых стратегий с детальными планами действий. 

Помимо этого появится еще одна программа среднесрочного развития на 2018—2024 годы. Она тоже будет детальной, причем основной упор в ней планируется сделать на реализации плана на ближайшие два-три года, а на более поздний срок этот план уже будет выглядеть более расплывчато.   

Олег Фомичев подчеркивает, что характерная черта программы в том, что в отличие от советских планов в ней не будет никаких указаний для предприятий, чего и сколько следует выпускать. В документе будут прописаны направления госполитики, которые станут реализовываться через регулирование и другие рыночные инструменты.

 

Выйти из тупика

Директор Ресурсного центра по стратегическому планированию при Леонтьевском центре Борис Жихаревич (на фото)   отмечает, что реализация 172-ФЗ сталкивается с большими трудностями, которые вызваны необходимостью увязки и сбалансирования интересов всех регионов и муниципалитетов страны по приоритетам, целям, задачам, финансовым ресурсам. Получается, что следует разработать 85 региональных и 2300 муниципальных стратегий, и все они должны быть согласованы между собой!

Сложность выполнения этой задачи приводит в тупик. Чтобы выйти из него, необходимо наладить интенсивный диалог между всеми участниками процесса. Например, невозможно «разложить» рост ВВП на каждый муниципалитет — эта задача абсолютная нереальная, но ее можно решить путем создания единой экономико-математической модели. Поэтому согласованность всех планов больше является до определенной степени намерением, чем реальностью. Впрочем, последнее не означает, что проблема не решается в принципе.

Предлагается выделить 8 критериев согласования различных стратегий, которые позволяют соединить их в единый узел. Такой подход был проверен на примере нескольких областных центров и районных поселений. Результат в целом позитивный: согласованность оказалась достаточно высокой.

Важным инструментом подобного планирования служит рейтинг конкурентоспособности регионов, который определяется на протяжении последних лет. Территории конкурируют друг с другом и с мировыми полюсами экономического роста по семи основным факторам: за лучшие  институты, человеческий капитал, по линии  инфраструктуры, за инвестиции и инновации, за природные ресурсы и за финансы.

С помощью такого подхода 130 исходных показателей сводятся в несколько ранговых. Это позволяет определять лидеров российских регионов. Именно они вносят ключевой вклад в развитие страны. В данном случае идет спор между двумя концепциями: полюсоризованного и равного развития. И при подготовке «Стратегии 2035» этот диспут носит принципиальный характер.

Как отмечает Борис Жихаревич, основное развитие концентрируется в крупных городах, в агломерациях. Это та принципиальная позиция, которую следует учитывать при стратегическом планировании. 

 

А что со стройкомплексом?

Для России характерно большое различие региональных условий. Это...






ВластьАрхитектураБизнесЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

«Стратегия 2035»: очередная притча про ишака и падишаха? | Постельное белье для двоих

«Стратегия 2035»: очередная притча про ишака и падишаха? | Дорожные фонды: мягко говоря, обнищали?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *