Саморегулирование закон что дышло ничего и не вышло

Саморегулирование: закон — что дышло, ничего и не вышло…

Идет время, но споры о саморегулировании не прекращаются. Сегодня самые острые из них ведутся вокруг судьбы компенсационных фондов саморегулируемых строительных организаций
Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

В России менять Федеральный закон №315-ФЗ «О саморегулируемых организациях». Подготовлены поправки к этому базовому документу. Однако далеко не все согласны с таким алгоритмом. Многие считают, что необходимо сначала решить все спорные вопросы, а уж затем вносить изменения в правовой акт. Именно этой теме и были посвящены недавние слушания в Общественной палате РФ на тему «Пути совершенствования законодательства о саморегулировании».

 

Опора гражданского общества

15 лет идут дискуссии по поводу функционирования в России системы саморегулирования. По основным его принципам достигнут консенсус. Но есть пункты, которые до сих пор вызывают разногласия. Один из них — о компенсационном фонде СРО.

Не все согласны с самим существованием компфонда. Но, как считает вице-президент РСПП Виктор Плескачевский , без ответственности не может функционировать ни одно СРО. А без саморегулируемых организаций нашу строительную отрасль ожидает диктатура бюрократии и чиновничий произвол.

СРО — одна из опор гражданского общества и институт рыночной демократии, считает вице-президент Российской гильдии риэлтеров Константин Апрелев . Альтернатива ему — закручивание гаек. Государство не в состоянии обеспечивать эффективный контроль за бизнесом. Сбои в работе СРО вызваны не тем, что это плохой институт, а проколами в законодательстве и практике, убежден г-н Апрелев.

В СРО участвует особенно активная и прогрессивная часть бизнеса. Государство заинтересовано в передаче ряда функций бизнес-сообществу. И здесь на повестку дня выходит вопрос зрелости самого бизнес-сообщества. Оно реальными делами должно подтвердить свою возможность взять на себя ответственность.

По мнению Константина Апрелева, создание системы саморегулирования должно включать несколько целей, в числе которых обеспечение качества выпускаемой продукции, внедрение принципов добросовестной конкуренции и т.д.

Как отмечалось на слушаниях, сегодня можно выделить четыре модели саморегулирования.

Первая — клиенто-экстремисткая, когда во главу угла ставятся интересы только потребителя.

Вторая — дикий рынок, когда СРО прикрывает отсутствие реального регулирования. Подобная ситуация существовать долго не сможет.

Третья — лоббизм, когда одна часть профессионального сообщества добивается преференций за счет других.

И четвертая — добросовестная конкуренция: единственно приемлемая стратегия, когда достигается баланс между интересами всех участников рынка.

Основные функции СРО — нормотворчество и контроль за его исполнением, разрешение спорных ситуаций. В современной модели саморегулирования отсутствует перспектива управления для СРО, считает Константин Апрелев.

И здесь ключевым вопросом является то, как сделать так, чтобы СРО не превращались в новую бюрократическую прослойку. Сегодня такая тенденция существует, но она исчезнет, когда будет выстроена эффективная саморегулирующая система управления.

На этом пути удалось добиться некоторых успехов, в частности, в разработанной Минэкономразвития Концепции развития саморегулирования занесен пункт ротации руководителей СРО и Национальных объединений, а так же правило, в соответствии с которым резервы руководства этими организациями необходимо находить в профессиональной среде.

 

Новое крепостное право

Один из самых спорных вопросов — роль и значение компенсационных фондов. Противники их тотального и практически монопольного использования выдвигают свои аргументы.

По их мнению, одним из недостатков действующего законодательства является закрепление в нем лишь одной формы материальной ответственности — пресловутых компенсионных фондов. В мире же их применение очень ограничено: лишь 5—7% СРО имеют в своем арсенале такой механизм.

В наших же условиях компенсионные фонды подвержены серьезным рискам. Это потери от инфляции, неразвитость финансовых инструментов, некачественное управление этим инструментом, нестабильность банковской системы.

Компенсационные фонды более эффективны в условиях растущей экономики. Когда же она падает, то это ставит многие компании в сложную ситуацию: ведь взносы в компфонд изымают средства из коммерческого оборота.

Для членов нынешних СРО наличие компенсионных фондов оборачивается новым крепостным правом. Подобно крепостным крестьянам дореформенной царской России, они не могут покинуть свою организацию и перейти в другую. Почему? Да потому, что их удерживает в данной СРО взнос, вложенный в ее компенсационный фонд.

Между тем сегодня не существуют критериев оценки работы СРО, в том числе и по линии расходования средств компфондов. Нет прозрачности, отсутствует методика определения экономической эффективности таких трат.

Зато есть целый ряд недостатков управления компенсионными фондами. Это низкая эффективность, отсутствие контролирующего органа за использованием средств.

Отдельный пункт — проблема защита вложенных в компфонды денег. Отзыв лицензий у целого ряда российских банков...






ВластьАрхитектураБизнесЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Саморегулирование: закон — что дышло, ничего и не вышло… | Валентин Юдашкин занялся дизайном мебели

Саморегулирование: закон — что дышло, ничего и не вышло… | Почему дорожное покрытие в Санкт-Петербурге нельзя менять по мере необходимости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *