Ночь длинных ковшей2 так вот кто оказывается мешал Москве стать европейским городом

«Ночь длинных ковшей–2»: так вот кто, оказывается, мешал Москве стать европейским городом

Москву накрыла вторая волна сносов незаконно возведенных построек. Кто от этого выиграл и кто проиграл ?

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Эту ночь, с 29 на 30 августа, в Москве уже окрестили «Ночью длинных ковшей–2». Под бульдозер пошла вторая волна самовольно возведенных построек: плотно облепивших столичные станции метро и прилегающие к ним бойкие улицы павильонов и павильончиков, торговавших мобильной связью, мороженым, шаурмой и прочей всячиной.

 

Столичное правительство решило дать последний и решительный бой московскому самострою, а заодно и полусанкционированной торговле всевозможной мелочевкой.

Теперь на месте уютной «малой архитектуры» пирожковых и шашлычных высятся горы строительного мусора, а там, где его уже убрали, зияет предательская пустота.

Кто от этого выиграл? Вопрос пока открытый. Одни считают «разрушительную» акцию убедительной победой в битве за общественные пространства Москвы. Другие — очередным поспешным решением столичных властей.

Попробуем разобраться.

 

Там, где раньше стояли пирожковые и шашлычные, теперь хочется крикнуть «ау!»

Итак, в Москве проведен очередной массовый снос незаконных строений. Для ликвидации самостроев в различных частях города власти мобилизовали 140 единиц техники. Коммунальные службы, как и положено, обеспечили отключение объектов от коммуникаций. Всего за ночь под бульдозер пошло 105 незаконно возведенных построек.

Одним из главных объектов сноса стала территория вокруг станции метро «Кропоткинская».

— Увидев результат разрушения, я была просто потрясена, — делится с нами переводчица Ольга Эвоян . — Вместо красивой торговой галереи в начале Гоголевского бульвара, где всегда можно было перекусить на бегу, и вообще там было приятно пройти, поскольку над торговой площадкой была сделана симпатичная арочная подсветка, — теперь красуется куча неэстетичного мусора…

— Стало неудобно, — сетует другая москвичка, Елена Переделкина , проживающая в Южном административном округе, на который, к слову, пришлось наибольшее количество сносов. — За хлебом теперь нужно идти в большой сетевой магазин. А недавно понадобилось купить расческу, так, вы не поверите, нигде поблизости я так и не смогла найти магазинчика с галантерейной мелочевкой.

Те, кто едут на метро со станции «Сокол», пока никак не могут привыкнуть к тому, что вместо привычного лабиринта кафе и крошечных магазинчиков их теперь встречает пустое и гулкое пространство, закатанное в асфальт (хорошо, что хотя бы не в пресловутую гранитную плитку).

Пустынно стало и на Чистых прудах, где теперь открываются дальние виды на все четыре стороны — так и хочется крикнуть: «Ау-ууу!».

Конечно, есть и горожане, которые с пониманием относятся к происходящему.

— Знаете, к новому Парижу, построенному бароном Османом взамен старого, парижане тоже долго не могли привыкнуть. И к Эйфелевой башне, которая появилась на месте старой постройки, — разоткровенничался с нами коренной москвич Виктор Вавилов , который с явным удовольствием шел по тротуару обновленной и освобожденной от временных павильонов Тверской. — К новому вообще привыкать трудно. Особенно когда эти изменения столь масштабны, — резюмировал он.

— Отношусь к происходящим в Москве переменам как к рабочему моменту, — высказал свою позицию по поводу превратностей столичного самостроя архитектор Алексей Комов и добавил: — Смотрите, город постепенно открывается с другой стороны. Стали видны интересные городские перспективы, в том числе и на тех же Чистых прудах. Раньше вся эта архитектурная роскошь была скрыта от нас за облупившимися фасадами торговых палаток, закусочных-перекусочных и пр.

Теперь коренной москвич счастлив, что может показать детям станцию метро «Краснопресненская», построенную по проекту видного архитектора Алабяна, такой, какой он видел ее в детстве.

— Мечтаю, чтобы все привычные магазины — «Овощи-фрукты», «Булочная-кондитерская», «Юный техник» и т.д. — вернулись из палаток на свои прежние места, — продолжил Комов. — Москва должна выглядеть по-европейски. А павильонная псевдо-культура — это отрыжка 1990-х годов.

Строительный эксперт Александр Гусев в прежние годы по  долгу службы часто бывал в Будапеште.

— Обратил внимание на такую закономерность, — поделился с нами Александр Михайлович. — С каждой последующей поездкой в венгерской столице я замечал все меньше наспех построенных павильонов, где продавалось все, от сигарет до музыкальных центров. К 2000 году таких «палаточных городков» не стало вообще.

— Москва сейчас проходит те же этапы, что чуть раньше прошли европейские города, — полагает Гусев. — Ничего страшного в этом не нахожу. Другое дело — как это...






ВластьАрхитектураБизнесЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

«Ночь длинных ковшей–2»: так вот кто, оказывается, мешал Москве стать европейским городом | Бизнес-леди Наталья Боброва показала свой загородный дом

«Ночь длинных ковшей–2»: так вот кто, оказывается, мешал Москве стать европейским городом | Дорожное строительство, как брак по расчету: и развод неприемлем, и совместная жизнь полна разногласий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *