Неблагонадежный и невыездной архитектор Леонид Баталов за отказ вступить в КПСС расплата была жесткой

Неблагонадежный и невыездной архитектор Леонид Баталов: за отказ вступить в КПСС расплата была жесткой

Почему в списках, выдвинутых на Ленинскую премию авторов Останкинской телебашни, не оказалось главного архитектора

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Спроси сейчас обычного человека, неспециалиста, кто автор уникальной постройки советской поры – Останкинской телебашни – пожалуй, и не ответит. Между тем, замечательный советский архитектор Леонид Ильич Баталов, плодотворно работавший на протяжении шести десятилетий 20 века, оставил после себя множество ярких, запоминающихся построек. В их числе и самая высокая на момент постройки телебашня в Останкино.

 

Но так случилось, что титулами жизнь талантливого архитектора не баловала. По иронии судьбы, фамилия Леонида Баталова не была внесена в окончательный список награжденных Ленинской премией за проект Останкинской телебашни, хотя он был одним из трех главных авторов этого сооружения. До сих пор нет его имени и на памятной табличке, которая укреплена на здании Останкинского телецентра, также спроектированного Леонидом Баталовым.

Почему так случилось? Об этом мы беседуем с сыном Леонида Ильича, историком архитектуры, профессором, доктором искусствоведения, Заслуженным деятелем искусств РФ, заместителем директора музеев Кремля по науке Андреем Леонидовичем БАТАЛОВЫМ.

 

Отец хотел, чтобы я стал скульптором

— Андрей Леонидович, ваши самые ранние воспоминания об отце? Хотел ли отец, чтобы вы пошли по его стопам, стали архитектором: тренировал ли он ваше «пространственное мышление»?

— Самые первые ощущения от отца связаны с самым ранним возрастом, когда он мне давал в руки краски, разворачивал огромные рулоны старых обоев, которые в каждой семье хранятся на антресолях, и я с упоением рисовал на оборотной стороне этих обоев.

Другие воспоминания, связанные с отцом – это уже то время, когда мне было лет пять… Дело в том, что мой отец очень хотел, чтобы я стал скульптором. Он много работал со скульпторами, помогал им с проектами памятников. Эта профессия его очень интересовала. Он и сам неплохо лепил.

Помню, как отец сделал мне крутящийся скульптурный станок.

…Я просыпался очень рано. И начинал лепить. Моя мастерская располагалась на подоконнике. Я смотрел на Валовую улицу. Через нее на дальнее Замоскворечье. Район вокруг Дубининской улицы. Мне казалось, что там живут очень счастливые люди. Там были небольшие красно-кирпичные дома с дешевыми квартирами для рабочих, утыканные антеннами.

Позже отец меня брал в мастерские скульпторов. Он долгое время дружил со скульптором Матвеем Листопадом, к которому частенько приходил в гости. У того была огромная мастерская с маленькой каморкой на антресолях, где они с отцом обсуждали свои профессиональные проблемы. А мне давали скульптурный пластилин или глину, и я работал.

Скульптором я, в итоге, не стал. Господь Бог определил мне другой путь. Когда настал момент выбирать жизненную дорогу, я поступил в МАРХИ – Московский архитектурный институт и окончил его по специальности «теория и история архитектуры».

 

Отцу помогло то, что их по-настоящему учили «ордеру»

— Леонид Баталов начинал свою карьеру в 20-х — 30-х годах прошлого века, в то время, когда в архитектуре зарождалось совершенно новое направление – конструктивизм. А работать ему пришлось уже в иное время – в эпоху сталинского неоклассицизма

— Отец, как, кстати, и большинство его коллег, очень переживал этот откат назад. Он считал трагедией то, что естественный ход развития архитектуры был прерван на многие десятилетия!

 

— Возвращение к неоклассицизму для Леонида Ильича было сложным? Он как-то пересиливал себя?

Архитектор должен уметь выживать в любых условиях. И искать пути реализации своего творческого кредо.

И когда начался поворот к неоклассицизму, отец, надо сказать,  достаточно удачно в этих рамках работал. В Казани, например, во время войны он спроектировал несколько объектов с использованием татарских национальных мотивов. В довоенные годы построил Дворец пионеров в Запорожье. Словом, работал в разных уголках нашей большой страны.

Знаете, это поколение, поколение, к которому принадлежал мой отец, их по-настоящему учили ордерной системе. Отец получал образование в Академии художеств, но после перевода архитектурного факультета в Ленинградский институт инженеров коммунального хозяйства (бывший Институт гражданских инженеров) закончил образование уже в этом учебном заведении.

Перед войной открылось новое учебное заведение послевузовского образования, где должны были учиться самые талантливые архитекторы, и, как говорится, доводить свою квалификацию до высочайшего уровня – Институт аспирантуры Академии архитектуры СССР. Отец поступил туда в середине 1930-х годов. И конечно,...






РазноеАрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиСтройматериалыТехнологии

Неблагонадежный и невыездной архитектор Леонид Баталов: за отказ вступить в КПСС расплата была жесткой | Что может дискредитировать амбициозную программу Московской области по переселению граждан из аварийного жилья

Неблагонадежный и невыездной архитектор Леонид Баталов: за отказ вступить в КПСС расплата была жесткой | Преимущество бесплатных досок объявлений в интернете

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *