Днепрогэс Киев

Днепрогэс: Киев

В день великой Победы журнал «Строительство.RU» открывает новую рубрику периодической повести, в которой будут публиковаться художественные произведения писателя Алевсета Дарчева. Специально для наших читателей автор запечатлеет в прозе все, что достойно памяти тех, для кого строительство и созидание — это синонимы. Первый цикл посвящен восстановлению страны после Войны и строительству грандиозной Днепрогэс.

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Выйдя из здания, Брежнев глянул на часы, и залезая в служебный «Виллис», спросил водителя:

— Успеем, Фомич?

— Конечно, 270 километров для этого фронтовика — максимум, четыре часа. Скорость 100 км, машина из охраны Жукова, — Фомич обеими руками ударил по рулю. — А до войны я ездил на ЗИСе- возил Темеза. Великий человек, по характеру вы мне напоминаете его. Мог запросто посидеть и поболтать с рабочими. Он за два года отстроил Крещатик.

Брежнев хорошо разбирался в людях и знал, что если подзадорить Фомича, то трудно будет его остановить — пусть болтает: дорога длинная, а в голове пусто.

— Он архитектор?

— Нет. Он секретарь горкома партии и руководил строительством. Архитекторы, я убедился, — народ странный и упрямый, но знающий свое дело.

— С чего ты взял?

— Мне часто приходилось слышать, как обсуждали их проекты, кричали, но архитекторы всегда стояли на своем. В итоге, центр Киева украшает десять административных зданий. Особенно я запомнил Ивана Фомина. Он был ученый, академик что ли. Все с ним советовались.

— Чем он отличился?

Совнарком

— А вы не видели до войны столичное здание Совета народных комиссаров, самое большое строение Киева. Начали строить в 36-м и закончили в два года. Для комиссариата внутренних дел, но Хрущев передал Совету народных комиссаров. С закругленными коридорами и множеством углов напоминает крепость.

— Видел, но не знал, что это Фомин. Еще кого знали?

Верховный Совет

— Владимира Заболотного. Также в 36-ом он спроектировал здание Верховного Совета. В том же году было спроектировано здание Киевского военного округа — Сергеем Григорьевым. Но все-таки главным творцом облика Киева я считаю Иосифа Каракиса: он автор множества проектов жилых и общественных зданий… — выезжая из городского шума, Фомич повернул голову в сторону шефа и заметил на его лице полное безразличие к тому, что он говорил — видно, Брежнева интересовали совершенно другие проблемы. Фомич замолк и туже ухватился за руль, набирая обороты двигателя.

— Почему молчите? — спросил Брежнев, догадавшись о причине тишины: он мог слушать другого, но думать о своем — война научит не только этому. Но сегодня он выдал себя, слишком глубоко зарылся в собственные мысли. — Я слушаю вас.

— А что говорить-то, — выдохнул Фомич. — После немцев там была полная разруха. В 1943 году знаете, с чего начали восстановление? У пяти домохозяек, которые встали перед Зданием комиссариата, из инструментов были: лопата, лом, кирка и носилки. Только позже это стало массовым, народным…

Брежнев закемарил. Фомич сосредоточился на дороге, но воспоминания сами собой вспыхивали перед глазами.

25 февраля 1944-го года Совнарком принял постановление по расчистке завалов. Война продолжалась, но все понимали, что скоро конец — и спешили вернуть любимому городу прежний вид. Горожане работали в две смены и численность их достигала 15 тысяч человек. Расчистка приобрела всенародный размах, но людей не хватало. Власти привезли деревенских, и улицы заполнились девчатами.

Елена Хавро — девушка девятнадцати лет, красивая, заводила всех веселым нравом и силой духа. Ее бригада творила чудеса — за двенадцать минут на спор выгружали трамвайные платформы весом 12 тонн. Но в один день ее бригада не вышла на работу. Лена лежала в бараке ничком на деревянной кушетке, окутанная в фуфайку и шерстяную шаль. Она тихо рыдала — парень погиб. Работала на два фронта и на фронте любви потерпела поражение. На следующий день всей бригадой ее провожали домой, в село. Бригада распалась.

 — Остановимся?

— Да, конечно, — ответил Фомич. Он уже знал то место, где Брежнев захоронил в братской могиле двадцать одного солдата из разведотряда. Брежнев вышел и сразу же поторопился к сопке, на ходу срывая цветы по обочине тропинки. Над головой каркнула ворона. Глянул на небо и в мыслях вновь стал анализировать бой: если...






РазноеАрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиСтройматериалыТехнологии

Днепрогэс: Киев | Николай Николаев: Из лицензирования УК устроили гонку

Днепрогэс: Киев | Как выбрать чан для бани

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *