Cтроитель железнодорожник и генерал Николай Кошман

Cтроитель, железнодорожник и генерал Николай Кошман

Знаменитый российский строитель рассказывает о своем пути в этой профессии

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Есть люди, которых сложные жизненные обстоятельства с раннего детства учат не отступать перед трудностями, делать все зависящее и даже невозможное, чтобы выполнить поставленную перед ними задачу. К таким людям можно смело отнести президента Ассоциации строителей России Николая КОШМАНА.

 

Николай Павлович Кошман — заслуженный строитель России, почетный транспортный строитель, почетный железнодорожник, почетный строитель Байконура. Награжден орденами «Красной звезды», «За службу Родине в Вооруженных силах» III степени, «За военные заслуги», имеет 35 медалей.

Естественно, все эти достижения дались ему непросто. Выходец из небольшой украинской деревушки за счет своих волевых качеств, терпения и находчивости сделал военную карьеру, дойдя до высокого звания генерал-полковника.

И все это время его судьба была неразрывно связана со строительством. Он возводил мосты и дороги, жилье и социальные объекты в Сибири, на Урале, в Казахстане и на Дальнем Востоке. Будучи военным строителем, работал там, где гражданские трудиться либо отказывались, либо требовали огромных денег.

О том, какие трудности встретились ему на жизненном пути и как он их преодолевал, рассказывает сам Николай Кошман.

 

Жесткое воспитание

Я родился в 1944 году на Украине. Отец воевал, был танкистом, горел, имел боевые награды, мать немцы чуть не угнали на работу в Германию. Последствия войны были очень тяжелые: в деревне, где я родился, погибли 875 человек, в основном в период оккупации.

Все было разбито, но люди объединились, на выходных собирались на улице, готовили саманные кирпичи и строили, восстанавливали деревню. Естественно, вся домашняя работа оставалась на нас, пацанах, и стариках.

По материнской линии наибольшее влияние на меня оказал дед, который прошел две войны. Он в свое время окончил 4 класса церковно-приходской школы, и я уже до первого класса все школьные задачки элементарно решал. А по отцовской линии меня воспитывала бабушка. Она была безграмотная, но стояла за школу. Для нее была одна оценка — пятерка. Иначе разговор был очень коротким: три удара прутом по мягкому месту.

Воспитание было серьезным, дурака мы не валяли. Воды скотине надо наносить, хлев почистить, отогнать корову в поле, заготовить дров и многое другое сделать, что необходимо в деревенском доме. Все было распределено, а невыполнение каралось жестко.

Очень мне повезло со школой. Директором был фронтовик, несколько учителей тоже прошли войну. Они держали нас в узде. Школу я закончил с похвальной грамотой.

 

Кормить мошку и грызть камни

После школы я окончил Днепропетровский автодорожный техникум и ушел служить в армию — на Дальний Восток, где мне предложили поступить в Уссурийское военное автомобильное училище. Так я попал в железнодорожные войска. Нашими задачами было обеспечить техническое прикрытие, восстановление путей и мостов. Позже я окончил Военную академию тыла и транспорта.

Работать мне довелось практически по всему Советскому Союзу. На знаменитой железнодорожной линии Ивдель — Обь и так называемой Трассе мужества, Тюмень — Сургут, пришлось идти через тайгу, рубить лес, кормить мошку на болотах. На трассах Абакан — Тайшет и Абакан — Междуреченск вгрызались в скалы. В Западном Казахстане температура с мая по сентябрь уже в 10 утра часто доходила до плюс 55 градусов. Мозги плавились.

Но приказ есть приказ. На то мы и военные — мы нужны там, где гражданские просто не справятся.

 

Побили все рессоры

Пожалуй, первый случай, когда мне пришлось поступить нестандартно, произошел как раз в Казахстане, в 1988 году. Нашей бригаде, где я служил главным инженером в звании подполковника, было поручено в сжатые сроки и с высоким качеством построить на космодроме Байконур подъездные пути к стартовой площадке для запуска космического челнока «Буран».

Программа шла сложно, местные строители считали чуть ли не подвигом, если им удавалось в год построить 5—6 км железной дороги. Но этого явно не хватало. У нас же была вся необходимая механизация и мощный, хорошо обученный личный состав.

«Буран» на стартовой позиции

Но вот проблема: объект был совершенно секретный, и нас два месяца туда просто не пускали. На носу было крупное совещание, на котором должен был присутствовать руководитель проекта генерал-полковник Константин Вертелов , и мой командир корпуса сказал: «Если ты не попадешь на совещание, прощайся с партбилетом!»

...






РазноеАрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиСтройматериалыТехнологии

Cтроитель, железнодорожник и генерал Николай Кошман | Минстрой берет лифтовое хозяйство на контроль

Cтроитель, железнодорожник и генерал Николай Кошман | Преимущество бесплатных досок объявлений в интернете

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *