Александр Кузьмин лужковский архитектор или дальновидный менеджер

Александр Кузьмин: «лужковский» архитектор или дальновидный менеджер?

Кто он такой, главный архитектор Москвы 1990-х?

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

…Он много курит — так лучше думается. Морщится при словах «субкультура», «креативный», «тренд» — не любит иностранщины. Одно из любимых его литературных произведений — лермонтовский «Фаталист»: он верит в предопределенность событий, а случайность считает частью закономерности.

Наш сегодняшний гость, Александр КУЗЬМИН, проработал в должности главного архитектора Москвы 16 лет (дольше, пожалуй, — только Михаил Посохин-старший). Причем выполнял он эти обязанности в достаточно сложное время: с 1996 по 2012 годы. Есть что рассказать о времени и о себе.

 

Задержался на 18 лет

Себя Александр Кузьмин порой называет случайным архитектором. Не секрет, что существует определенная профессиональная кастовость, когда не только дети, но и внуки находятся или внутри или рядом с профессией, которой занимается глава семейного клана.

В случае с Кузьминым это не работает. Александр Викторович из семьи, как он говорит, нетворческой интеллигенции. Отец — военный, мама — редактор, выпускница Полиграфического института.

В старших классах Саша (на фото он выпускник 315-й московской школы) мечтал о стезе художника-иллюстратора и даже готовился поступать в родной мамин вуз. Но случилось так, что в 9-м классе он узнал о существовании МАРХИ, и с этого момента все в его жизни круто изменилось.

— Признаюсь честно, — рассказывает Александр Викторович, — Мой приход в этот элитарный цех был достаточно сложным. Согласитесь, когда ты приходишь на первый курс  архитектурного вуза, а там у многих твоих друзей родители — архитекторы, то ты себя чувствуешь этакой белой вороной. Друзьям, конечно, было намного легче войти в эту профессию. Я понял, что что-то начинаю соображать, только ко второй половине четвертого курса. Правда, потом ощущал себя уже достаточно уверенно.

Как считает сам Александр Викторович, случайностей, которые впоследствии оказывались закономерностями, в его жизни было предостаточно. Например, по воле случая он попал на работу в НИиПИ Генплана Москвы:

—  Мне позвонил друг: «Саня! Есть такой институт. Там сейчас так интересно! Там делают такие вещи!», — рассказывает наш собеседник. — Надо сказать, что в тот момент только что был сделан Генеральный план столицы. Разрабатывалась система общегородских центров Москвы. Работа действительно кипела. Ну, мы туда и махнули. Удивительно, но нас сразу взяли!

Любопытно, что друг, проработав пару лет, из НИиПИ Генплана Москвы ушел, а Александр задержался там на долгих 18 лет. В институте молодой архитектор научился многому. Именно там он приобрел знание проблем Москвы. Освоил принцип движения от общего к частному. Понял, что нельзя рассматривать объект без изучения того, как он повлияет на окружение.

— Сам я никогда никуда не напрашивался, но когда предлагали, никогда не отказывался, — признается Александр Викторович.

Канал имени Москвы, 1994 год. Заместитель главного архитектора Москвы на учебе

Пройдя путь от рядового архитектора до главного архитектора института, Александр Кузьмин уже видимо, представлял достаточно «лакомый» кадровый резерв. И, наверное, совсем не случайно получил приглашение от главного архитектора Москвы Леонида Васильевича Вавакина пойти к нему заместителем. А в 1996 году он и сам был избран на должность главного архитектора столицы.

 

«Мы учились на генпланах Лондона, Парижа, но только не Москвы»

Александр Кузьмин — коренной москвич. Родной город вроде бы и раньше знал прекрасно. Но, работая в качестве главного архитектора, увидел Белокаменную по-новому.

—  Чтобы объяснить, тут, наверное, нужно вернуться немного назад, — говорит он. — У меня внутри семьи была такая, знаете, баррикада. Купыревы , по маме, — из черной сотни. Кузьмины , по папе, — интеллигентные питерские революционеры. Отец вообще не считал Москву за город. Называл ее не иначе как большой деревней. Городом в его понимании был исключительно Питер.

Москомархитектура. Михаил Шемякин, Александр Кузьмин, Вячеслав Бухаев и Андрей Ефимов в преддверии возведения скульптурной композиции «Дети — жертвы пороков взрослых»

— Любовь к Москве мне привили педагоги в институте, — рассказывает Кузьмин. — Замечательные преподаватели Николай Николаевич Уллас и Борис Константинович Еремин открыли нам глаза на достоинства отечественного градостроительства. Мы ведь до этого изучали планы Парижа, Лондона, Берлина. Но только не Москвы.

Тут надо понимать, что Москва — это город, который строился историей. Не людьми, как тот же Санкт-Петербург. Не силой мысли великого архитектора,...






РазноеАрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиСтройматериалыТехнологии

Александр Кузьмин: «лужковский» архитектор или дальновидный менеджер? | Государство — бизнес: где зона ответственности в сфере ЖКХ?

Александр Кузьмин: «лужковский» архитектор или дальновидный менеджер? | Как выбрать чан для бани

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *