Русский модерн во что бы то ни стало

Русский модерн: во что бы то ни стало

В конце XIX века мир грезил новым стилем. Все устали от классики, да и сам классический стиль к этому моменту практически распался на части, превратившись в эклектику. Поскольку зарождающийся модерн больше всего подходил для выражения индивидуальности заказчика, господствующий в обществе дух капитализма выбирает его своим большим стилем: и до революции, и ближе к концу СССР… И сегодня?

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите. Почему модерн?

– Это, безусловно, Парижская выставка 1900 года, — рассказывает наш эксперт, доцент кафедры теории и истории искусства нового и новейшего времени Российского государственного гуманитарного университета Илья Печёнкин . — Многие промышленники туда поехали – активно участвовали в тогдашней экспозиции. И увидев, что происходит в это время в европейской архитектуре, они эту эстетику привозят домой.

Французомания, галломания на сломе веков была очень распространена. Особенно в буржуазной среде. Если дворяне считали ее каким-то дешевым модным увлечением, то буржуазия была этим заражена. Поэтому новый стиль, стиль модерн, ар-нуво, как его называли во Франции, был воспринят буквально как руководство к действию.

Загородный дом, фасад, арх. М. Кузьмин, 1877 г.

Новое поветрие распространялось колоссальными темпами еще и потому, что понимание комфорта на тот момент соответствовало как раз особняку модерна. Именно модерн воплощал ту самую вожделенную роскошь, шик. Не стоит сбрасывать со счетов и эпатажность нового стиля. Это все-таки была архитектура, которая вызывала неоднозначную реакцию. И это льстило заказчику. Представители буржуазного клана в то время хотели именно эпатировать. Но почему?

— Тут надо учитывать один интересный момент. Он связан тогдашним положением буржуазии в жизни государства, — комментирует Илья Печенкин. — Не секрет, что буржуазия на тот момент стремилась к союзу с властью. Но политический истеблишмент был, в основном, аристократическим. Известно, что император Николай II очень холодно относился к идее союза с нарождающимся буржуазным классом, которую пропагандировал Сергей Юльевич Витте.

В 1896 году, — продолжает Илья Печенкин, — Витте пытался представить буржуазию императору – это произошло на Нижегородской ярмарке. Предполагалось, что там монарх и буржуазия, наконец, найдут общий язык. Но, увы, общего языка так и не получилось.

Кроме того, Николай II был склонен к патриотическому направлению – русский стиль, культивирование самобытности, идеализация допетровского государства. Он иногда даже переодевался в костюмы 17 века. То есть, был абсолютным «славянофилом». И к модным веяниям из Европы относился с прохладцей.

И буржуазия постепенно начала ощущать себя в оппозиции. Более того, начала двигаться в противоположную сторону – к западничеству, все больше ощущая себя частью мирового капитала. Корни ее оппозиционности – в размолвке с политическим мэйн-стримом. И модерн очень ярко демонстрировал эту буржуазную фронду.

Индивидуальность на поток

Как только появился устойчивый спрос на модерн, он получил свое удовлетворение со стороны предприимчивых людей. Издатель с архитектурным образованием Владимир Стори, быстро сориентировавшись, публикует альбомы, где можно почерпнуть проекты в стиле модерн. Это была популярная серия популярного зодчества. Его альбомы так и назывались «Дешевые постройки», это было доступно усредненному обывателю. В альбом были включены не только особняки и дачи, но и беседки, ограды, ворота.

Практически, это были типовые проекты начала 20 века. Стори публиковал не только свои проекты, но и проекты коллег. Причем все они были, как мы бы сейчас сказали, бюджетными. В частности, из такого недорогого в то время материала, как дерево. К проектам были приложены подробные сметы и указания по строительству.

Загородный дом, фасад и детали, арх. М. Преображенский, 1880 г.

— К тому времени, — повествует наш эсперт Илья Печенкин, — уже была издана и известная энциклопедия Гавриила Барановского, где были представлены разные виды зданий, разные детали, которые были востребованы на тот момент в строительстве. То есть можно было просто использовать это как основу для своих проектов – брать отдельные элементы или целые композиции. Вплоть до форм фонарей или крылец. И комбинировать из этого что-то свое.

Появление в Москве особняков в стиле модерн, спроектированных видными архитекторами Федором Шехтелем и Львом Кекушевым, способствовали тому, что обыватели, глядя на эти творения, стремились срочно обзавестись чем-то подобным.

Отдельная страничка – дачное строительство, где модерн прижился очень быстро. Во многом, за счет внедрения типового проектирования. Появлялись целые поселки в стиле деревянного модерна. Знаменитая подмосковная Малаховка, например.

...






НедвижимостьАрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Русский модерн: во что бы то ни стало | Николай РЕВИН: Новая строка в платежке — повод обратиться в управляющую компанию за разъяснениями

Русский модерн: во что бы то ни стало | ЦКАД: в объезд не Москвы, а Московской области?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *