Столичная историческая недвижимость как ее реставрацию сделать бизнесом

Столичная историческая недвижимость: как ее реставрацию сделать бизнесом

Работа с историческими зданиями, нуждающимися в реставрации, требует специальных знаний, определенного уровня культуры и большого терпения
Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Несмотря на то что в ХХ веке историческое наследие Москвы подверглось варварскому уничтожению, на наше счастье в ней сохранилось еще большое количество памятников архитектуры. Однако в кризисные времена их судьбы вызывают дополнительные опасения. Не грозит ли нам новый виток разрушения уже в совершенно новых условиях и по новым причинам?

Почему офисы компаний уходят из центра

По некоторым сведениям в Москве насчитывается около 250 особняков, которые в настоящий период выставлены на продажу. Всего же в Белокаменной порядка 600 особняков, используемых по коммерческому назначению. По оценке собственников этих объектов, их совокупная стоимость тянет на 1,35 млрд долларов. И хотя, разумеется, это цены предложения, а не покупки, но они дают некий ориентир относительно его объемов. Если же вести речь о площади таких объектов, то минимальное предложение здесь — 200—300  кв. м, максимальное — несколько тысяч квадратных метров. Это важно, поскольку сложно по параметрам угодить новому собственнику: цели и запросы самые разные.

Другая особенность рынка в том, что он сохраняет приверженность доллару. Если премиальные новостройки все чаще оцениваются в рублях, то здесь все остается по-старому.

Как актив для компании это удачное вложение. Но спрогнозировать, что покупка, которая стоила 30 млн долларов в текущем году, будет стоить через три года 35 млн, наверное, сегодня не осмелится ни один аналитик. Траекторию цен проложить трудно в силу уникальности объектов. Впрочем, известно, что в долгосрочной перспективе недвижимость прибавляет в стоимости, но, как повернется ситуация с конкретно взятым особняком, сказать невозможно.

Зарубежный опыт, в первую очередь Великобритании, Германии и Нидерландов, говорит о том, что рынок начинает формироваться не только, когда есть предложения на продажу, но когда существуют более-менее понятные правила игры с точки зрения города и власти в целом. Почему так ценен пример английской столицы как города с наиболее прогрессивным уровнем реноваций? Потому что любой инвестор или девелопер, который покупает там объекты или проекты, особенно в центральной его части, понимает, что муниципалитет очень положительно относится к такой теме, как возможность конвертации здания, несмотря на то, что оно является историческим наследием. И там очень четко прописаны все возможные градации.

Сегодня крупные мегаполисы приходят к пониманию того, что их надо разуплотнять, а офисную составляющую, особенно в центре, делать поменьше. Так, весь центр Парижа находится под охраной ЮНЕСКО, там запрещено строительство и приходится заниматься реновацией. Этому способствует такое обстоятельство: если раньше для многих корпораций было весьма престижно сидеть в центре, то сейчас большинство из них понимают — с точки зрения парковки и близости к всевозможным транспортным хабам это не очень удобно. Поэтому спрос на это жилье в исторических местах будет только расти. И Москве следует иметь это в виду.  

 

Старина плюс комфорт

Современное использование исторических памятников диктует необходимость создавать в них комфортные условия. Это и климат-контроль, и создание безбарьерной среды для людей с ограниченными возможностями, и многое другое. И, разумеется, их следует делать удобными для посещения.

— Когда мы делаем апартаменты, невозможно представить, чтобы они не обладали современной инженерией, — говорит Борис Азаренко , генеральный директор компании, работающей на этом рынке. — Но с точки зрения соблюдения охраны памятников исторические элементы воссоздаются, реставрируются.

Допустим, в здании спроектировано индивидуальное решение по механизированному подземному паркингу. Это полностью робот, но при этом ни одна несущая стена или колонна не демонтирована и не передвинута. Фасады же сохраняют свою полную историческую идентичность.

Однако решены далеко не все вопросы. Например, пока недостаточно проработан вопрос «ухода в землю». Разрешается разрабатывать подвалы, но в исторических отметках. Это неправильно, считает Андрей Ивлиев , реставратор, председатель совета директоров одной из компаний. Во-первых, потому что, если под присмотром археологов начинается разработка вниз грунта, как правило, обнаруживается много интересных вещей. Во-вторых, это позволяет отнять у земли все тайны, которые находятся на глубине 8—12 м. Если, к примеру, реставрируется строение XVII века, то в прорытой земле, как раз на глубине порядка 12 м, и находятся все самые интересные находки.

Помимо прочего, там можно размещать инженерные системы, которые позволяют устанавливать кондиционирование, создавать индивидуальные тепловые условия. И плюс то, чего сейчас очень не хватает: организация подземных стоянок.  

 

О быстрой отдаче придется забыть

Если инвестор...






БизнесАрхитектураВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Столичная историческая недвижимость: как ее реставрацию сделать бизнесом | Дизайнеры Миссони показали свой дом с «Поцелуйным деревом»

Столичная историческая недвижимость: как ее реставрацию сделать бизнесом | Хани Рашид: «В каждой стране существуют барьеры, которые архитектору сложно преодолеть»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *