Рост экономики достиг своего дна считают оптимисты из нашего правительства

«Рост экономики достиг своего дна», считают оптимисты из нашего правительства

Московский экономический форум подвел итоги проведения реформ за четверть века. Он констатировал: получилось не то, что планировалось. Почему так?  

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Московский экономический форум—2016 поставил перед собой непростую задачу: подвести итоги 25-летнего периода проведения в России рыночных реформ и попытаться наметить дальнейшие пути развития страны. В своем отчете о проходивших на площадках МГУ дискуссиях мы попытались отразить именно два этих основных вектора. Но на самом деле разговор касался значительно более широкого спектра тем.  

 

Вперед в будущее

Недавний опрос общественного мнения свидетельствуют о том, что свыше половины респондентов мечтают о возврате к плановой экономике. И лишь 27% высказались за рыночные отношения. По мнению сопредседателя форума, научного руководителя Института экономики, академика Руслана Гринберга , эти данные не внушают оптимизма.

Почему через 25 лет рыночных реформ они так и не завоевали сознания и сердца большинства жителей страны? Как считает декан экономического факультета МГУ им. Ломоносова Александр Аузан , такой результат связан с тем, что на самом деле у нас произошел переход не к рыночной экономике и демократии, а к обществу потребления. Оно было окончательно сформировано к 2007 году.

 С самого начала были неправильно сформулированы целевые установки, убежден декан. Считалось, что надо перейти к рынку, а уж он сам расставит все по местам. Но не были учтены транзакционные издержки:  уровень сопротивления общества переменам. А институтов, способных снизить эти препятствия, просто не было. В первую очередь не удалось смягчить возникшее вопиющее социальное неравенство. А когда стали создаваться нужные институты, они плохо приживались на российской почве.

Вот только один из многих примеров. В России долго боролись за создание института банкротства. А как только он появился, стали бороться… уже против него, поскольку банкротством начали активно пользоваться мошенники, и оно превратилось в инструмент отъема и захвата собственности.

У нас прижились так называемые экстрактивные институты — то есть такие, которые позволяют узкой группе граждан управлять экономикой государства для собственной выгоды. В нашем случае это преимущественно извлечение сырьевой ренты. А если такие институты усиливаются, это ведет к ослаблению экономического развития.

По мнению Александра Аузана, наша страна подошла к развилке. Сохраняя достигнутые результаты на пути построения общества потребления, следует вернуться к решению долгосрочных задач. Нужно выбраться из ловушки всех этих экстрактивных институтов и обеспечить предпосылки экономического роста.

 

Химера вместо рынка

Не слишком радостный итог 25-летнего периода преобразований был во многом с самого начала предопределен, считает директор Московской школы экономики МГУ, академик РАН Александр Некипелов . Наши представления о переходе к рынку, о том, что делать и куда двигаться, были примитивными. Главное внимание уделялось либерализации, но мы не понимали значение агентов рыночной экономики, их мотивации. Поэтому результаты оказались совсем не такими, на какие рассчитывали.

Мы принялись немедленно ломать прежние структуры, потеряв в итоге большую часть высокотехнологического сектора прежней советской экономики. Нужно же было делать все постепенно. Сформировавшаяся в стране весьма конфликтная ситуация (Горбачев — Ельцин — Верховный Совет и т.д.) оказала сильное влияние на политические процессы, которые в конечном итоге привели к усилению авторитарных тенденций.

Это в свою очередь привело к отчуждению власти от общества. В итоге Правительство сегодня ведет себя так, словно кроме него никто больше ничего в экономике не понимает.

Вместо рынка создана его химера. Под ее прикрытием у нас существует феодально-олигархическое общество с ярко выраженной сырьевой ориентацией. Вместо изменения экономической модели все реформы выродились в перераспределение собственности.

 

Когда цифры красноречивей слов

Что же мы получили в результате реформ? На первоначальном этапе, в 1990—1993 годах, ВВП сократился на 18%, безработицей было охвачено 40% трудоспособного населения, цены возросли в 26 раз, спад промышленного производства составил 19%, произошла натурализация хозяйственной деятельности, 30% жителей России элементарно недоедали, зато уровень преступности возрос в два раза.

С тех пор прошло много лет. За четверть века в среднем в три раза возросло потребление домашних хозяйств. Но следует иметь в виду  огромное неравенство в доходах граждан.

Децильный коэффициент превысил отметку в 16 пунктов. Это означает, что 10% самых бедных россиян в 16  раз беднее, чем 10% самых богатых. К слову, ООН считает, что этот показатель не должен превышать 10, а уровень...






БизнесАрхитектураВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

«Рост экономики достиг своего дна», считают оптимисты из нашего правительства | Хилари Суонк продает дом за $9,5 млн

«Рост экономики достиг своего дна», считают оптимисты из нашего правительства | Использование резьбовых шпилек в строительстве 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *