Новый закон об оценке ломает все до основания А затем

Новый закон об оценке ломает все до основания. А затем?

Новые поправки к закону «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», по сути, уничтожают в России коммерческую оценочную деятельность

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

С 12 июня 2016 года вступает в силу закон, который вносит существенные изменения в процесс осуществления оценочной деятельности. По мнению профессионального сообщества, нововведения не только кардинально подрывают так долго и трудно формировавшуюся модель этой деятельности, но открывают дополнительные ворота для коррупции. В первую очередь при приватизации государственного имущества.

 

Гром среди ясного неба

По словам одного из экспертов, принятие нового закона стало для профессионального сообщества громом среди ясного неба. Его принимали в большой спешке, без консультаций с профессионалами и даже с нарушением прописанных процедур.

В Совете Федерации, куда законопроект перекочевал из Госдумы, он обсуждался всего несколько минут. Было сказано, что в долгих дебатах нет смысла, так как вносимые поправки по своей сути не меняют характер оценочной деятельности в стране в силу того, что не носят принципиального характера.

— Но это абсолютно неверное утверждение, — убеждена  Генеральный директор НП СРО «Деловой союз оценщиков» Ирина Шевцова . — В том-то все и дело, что новый закон кардинально меняет характер оценочной деятельности, перечеркивает многие достижения последних лет. По сути, он устраняет СРО в отрасли, превращая институт саморегулирования в этакого свадебного генерала. А ведь в свое время именно государство инициировало появление этого института. И теперь оно же само его ликвидирует! 

Как считает Ирина Шевцова, за последние годы оценщики предприняли серьезные усилия для повышения качества своей работы. И в значительной степени эти усилия были связаны с ролью СРО. Именно эти организации проводили экспертизы заключений оценщиков. А за правильность своих выводов отвечали компенсационным фондом.

Был внедрен принцип коллективной ответственности. Если член СРО некачественно делал свою работу, то ущерб заказчику компенсировался из компенсационного фонда. Такой механизм адекватно воспринимался профессиональным сообществом.

Несмотря на то, что за ошибки одних отвечали все члены СРО, существовало общее понимание необходимости такого подхода. В качестве высшей инстанции действовал Экспертный совет СРО, который и оценивал правильность произведенной оценки имущества.

Теперь эта важнейшая функция ликвидируется, вместо нее вводится персонифицированная экспертиза, которая не связана с СРО.

Как говорит Ирина Шевцова, тем самым фактически вводится западная модель экспертной оценки заключения оценщика. На Западе эта экспертная оценка осуществляется по просьбе заказчика и имеет статус лишь профессиональной консультации, консалтинга, а не официальной экспертизы. А всю полноту ответственности несет правообладатель оцениваемого имущества. Все возникающие при этом отношения базируются не столько на правовых, сколько на моральных и деловых категориях.

В России же система будет устроена иначе. Отчет об оценке имеет доказательное значение, ему придается статус юридического документа. При этом вся ответственность ложится на оценщика.

До принятия нового закона в случае возникновения спорной ситуации оценщик для подтверждения своей позиции мог обраться в СРО для проведения экспертизы его работы. СРО отвечала за нее своим компенсационным фондом, выплаты из которого могли достигать 1 млн руб.

Теперь эта практика в прежнем виде упразднена. Экспертиза может быть проведена, но если раньше СРО была обязана провести ее бесплатно, то теперь заказчик должен заключать отдельный договор. А для него это — дополнительные расходы.

В особенно сложную ситуацию попадают бюджетные организации,  у которых в смете расходов не предусмотрена оплата подобных услуг. Это означает, что в большинстве случаев никакой дополнительной экспертизы проводиться не будет. Следовательно, сам механизм контроля качества оценки будет постепенно утрачен.  

Более того, для таких организаций резко возрастают риски.

— Ведь если нет обязательной экспертизы — значит и нет дополнительной защиты от претензий прокуратуры и СК к результатам оценки, — поясняет вице-президент Российского общества оценщиков Евгений Нейман . — А в нашей практике это весьма распространенное явление. Так что, господа, готовьтесь к вызову в компетентные органы, — резюмирует эксперт.    

Это приведет к еще одному негативному последствию: снизится качество решений межведомственных комиссий по оспариванию кадастровой стоимости объектов. А если дело дойдет до суда, то последний все равно заставит провести новую экспертизу. Разумеется, за счет истца.  

 

Неработающий механизм

Между тем результаты экспертизы являются единственным инструментом общественного контроля над оценкой госимущества. Тем самым процедура оценки для приватизации госсобственности становится закрытой.

Специалисты сходятся в том, что отмена экспертизы заключений ...






БизнесАрхитектураВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Новый закон об оценке ломает все до основания. А затем? | Квартира ГлюкoZы для свиданий

Новый закон об оценке ломает все до основания. А затем? | Гений русского авангарда Константин Мельников: от ареста его спас саркофаг Ленина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *