Геннадий Сахаров Росатом Мы не видим революции в переходе на ресурсный метод ценообразования

Геннадий Сахаров (Росатом): Мы не видим революции в переходе на ресурсный метод ценообразования

Топ-менеджер ГК «Росатом» о кризисе, BIM-технологиях и нехватке квалифицированных специалистов

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Строительство атомных станций — один из самых передовых сегментов в российской экономике. Строителям здесь волей-неволей приходится адаптироваться к требованиям рынка, применению новых технологий, так как возведение АЭС часто ведется за пределами нашей страны. О том, как переживает кризисные годы эта отрасль, мы побеседовали с Геннадием САХАРОВЫМ,  директором по капитальным вложениям Госкорпорации «Росатом».

 

— Геннадий Станиславович, расскажите, пожалуйста, об итогах работы стройкомплекса атомной отрасли в прошлом году.

— 2016 год был достаточно сложным, перед нами стояла задача ввести 25 объектов. Все объекты, которые были запланированы, введены, федеральный бюджет использован в полном объеме, а самое главное — в очередной раз выполнен гособоронзаказ.

Наши достижения — это ввод четвертого блока Белоярской АЭС и первого энергоблока Нововоронежской АЭС-2. Нововоронежская АЭС-2 — это инновационный блок, наши российские технологии, таких блоков больше нет нигде в мире. Задача была достаточно сложной с технологической точки зрения, потому что многие вещи приходилось дорабатывать. Кроме того, прошлый год нам показал и проблемы, которые есть в стране.

 

— Говорят, что строительная отрасль последней входит в кризис и последней выходит из него. Как строители-атомщики ощущают кризисную ситуацию в своем сегменте?

 — Самым прямым образом, конечно. И этот кризис действительно к нам пришел немного позже. Почему это происходит? Потому что у строителей есть контракты, профинансированные проекты у нас длятся не один год. Поэтому можно сказать, что волна кризиса до нас докатилась не сразу, но мы все же столкнулись с тем, что те компании, которые нам нужны на рынке, не всегда выходят на конкурсы.

Казалось бы, компании банкротятся, на рынке должны появляться специалисты, но этого не происходит — не знаю, в силу каких причин. Может быть, они в другие области уходят?

Нам пришлось, например, переводить тепломонтажников из Нововоронежа в Ростов. В результате около 200 человек переехали. Понятно, что было бы лучше, если бы квалифицированных специалистов можно было найти на месте. 

 

— А есть ли цифры? Сколько компаний, работая у вас на подряде, обанкротились?

— Сейчас точно цифры не назову. Приблизительно 20%. На ситуацию сильно влияют все процессы, которые сейчас происходят в стране: и с заработными платами, и со стоимостью материалов, и т.д. У нас происходит некое переосмысление экономики.

 

— Насколько эффективно удалось расходовать бюджетные средства? Удалось ли что-то сэкономить в 2016 году?

— Мы государственная корпорация, и поэтому всегда четко следим за тем, чтобы выделяемые средства использовались эффективно. Но это отдельное огромное направление, и его эффективность связана, прежде всего, с конкурсными процедурами.

Это традиционная работа. А сейчас мы повышаем эффективность за счет внедрения новых инновационных технологий, и в прошлом году у нас был очень хороший проект на Курской АЭС-2 по грунтозамещению. На днях мы подвели итоги этого проекта — сэкономили около миллиарда рублей.

Самое главное, что мы сейчас отработали эти технологии и будем их абсолютно точно использовать в Иране, Бангладеш и Венгрии, потому что  там схожие проблемы с грунтами. Поэтому этот миллиард, который мы сэкономили на Курской станции, даст потом несколько миллиардов.

Думаю, вообще сейчас самое главное направление — эффективность, потому что всему остальному мы научились. Научились контролировать средства, проводить конкурсы, наша система закупок признана одной из лучших в отрасли. В прошлом году у нас было несколько проверок Счетной палаты РФ, и никаких  нарушений нет.

 

— Каковы задачи на этот год?

— На том, что мы достигли,  нельзя останавливаться. Ищем новые способы повышать эффективность. Осенью мы готовим крупнейшую конференцию в строительной отрасли, где будут обсуждаться перспективы развития строительного комплекса атомной отрасли, бизнес-модели и цифровые платформы. Нам придется перестраивать всю систему управления стоимостью, сроками строительства и т.д. Перед нами поставлена задача и председателем наблюдательного совета Росатома, и генеральным директором в течение двух лет создать новую систему управления стоимостью и сроками. При этом система должна быть признана и понимаема на международном уровне.

 

— Справитесь?

— Просто обязаны. Конечно, справимся! У нас сильная команда…

 

— Капитальное строительство переходит на ресурсный метод ценообразования. Это болезненный процесс или нет?

— Я бы не сказал, что этот процесс для...






БизнесАрхитектураВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Геннадий Сахаров (Росатом): Мы не видим революции в переходе на ресурсный метод ценообразования | Живут же люди! Квартира дизайнера Леонида Алексеева

Геннадий Сахаров (Росатом): Мы не видим революции в переходе на ресурсный метод ценообразования | Антонина Жохова, «Русские краски»: «Нужно просто любить своих клиентов»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *