Владимирские златоверхие соборы

Владимирские златоверхие соборы

В исторической литературе советского периода основание Владимира приписывалось почему-то Владимиру Мономаху, в то время как летописные источники свидетельствуют: город заложил креститель Руси, киевский князь Владимир в 990 году. Доказательством этому служат строки из Ипатьевской летописи: «В лето 6498 поиде Володимер в землю Словенскую и страну Залесскую, в Суздальстей области и в Ростовстей, и постави тамо над рекою Клязьмою град, и нарече его первым своим именем Володимер». Подтверждено это и множеством результатов археологических работ.

Подлинный же расцвет Владимира начинается во времена сына Юрия Долгорукого Андрея, прозванного за свою энергичную деятельность по укреплению христианства и исключительную набожность Боголюбским. В пределах Ростово-Суздальского княжества Андрей Юрьевич построил не менее трех десятков храмов и монастырей. 

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите. Во славу Божию и земли Русской

Князь Андрей к Киевскому престолу не тяготел. Он стремился продолжить дело отца, обустраивавшего Ростово-Суздальскую землю, укрепившего ее городами-твердынями, связанными между собой новыми торговыми путями. Князь видел здесь возможность создания политического, экономического, православного и военного центра, ядра объединяемой под крылом мономашичей Руси. Заняв киевский стол, Юрий дает Андрею в удел Вышгород — это не случайно: верный сын, сподвижник во всех делах отца будет рядом с Киевом, но… Андрей уходит из полученного удела в «Залесскую страну», забрав с собой из здешнего монастыря икону Богоматери, написанную, по преданию, самим апостолом-евангелистом Лукой на доске из стола, за которым совершали трапезы Иисус Христос и Святое Семейство, и подаренную Юрию Долгорукому константинопольским патриархом. С этого момента начинается новая история иконы, ставшей самой почитаемой на Руси.

На пути из Владимира в Ростов кони, везущие воз с иконой, встали, не желая идти дальше. Пришлось остановиться на ночлег. Среди ночи явившаяся князю Богородица велела установить икону во Владимире. Это чудо послужило поводом к написанию еще одной иконы — Боголюбской, на которой изображен князь, преклонивший колена перед Богоматерью. Андрей, исполняя ее волю, строит здесь же Рождественский собор для достойного хранения чудотворной иконы, а во Владимире приступает к возведению Успенского собора.

Князь неизменно посвящал Богоматери построенные им храмы и нередко часами молился в них по ночам. Успенскому собору, возведенному в 1158-1160 гг., волею Андрея предназначалась особая миссия: храм строился как центр православия и освященной им державности не только Залесья — всей Руси, объединяемой сильной рукой потомков Мономаха. Высотой собор опережал киевскую Софию: — 32,3 м против 28,6 м, а по красоте и благолепию должен был превзойти ее.

Для строительства были призваны зодчие из разных земель — русские, византийские и западноевропейские. Видя растущую мощь владимирского князя, каменных дел мастеров прислал для строительства Успенского собора император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса. Иноземные мастера принимали участие в создании каменного убранства фасадов собора, само же строительство вели владимирские мастера. Вероятно, итогом такого интернационального общения профессионалов стали новые решения как в конструктивной части проекта, так и в каменном резном убранстве стен: до появления Успенского собора подобных украшений фактически не было.

Одним из сюжетов созданных камнерезами композиций, причем совсем не на библейскую тему, становится «Вознесение Александра Македонского», популярная в то время легенда, как возжелавший воочию увидеть небеса полководец был поднят ввысь двумя волшебными птицами. Эта история впоследствии находит свое отображение на стенах других белокаменных соборов Владимиро-Суздальской Руси наряду с библейскими сюжетами «Сорок мучеников севастийских», «Три отрока в пещи огненной» (к сожалению, при последующем возведении галерей вокруг основного объема часть каменнорезного украшения собора была утрачена). Другая общая деталь — изображение в верхнем ярусе стен фигур местных властителей, часто применяемая строителями готических соборов, тоже отчасти повторится в русском белокаменном зодчестве.

Первоначально Успенский собор представлял собой шестистолпный трехапсидный одноглавый (по другой версии — изначально пятиглавый) храм. Воспользовавшись прочностными характеристиками белокаменных конструкций и уменьшив площадь сечения столпов, зодчие придали внутреннему пространству храма еще большую возвышенность и легкость, чем у Софии Киевской. Храм воздвигнут на высоком холме над Клязьмой на фундаменте из природных камней, скрепленных в верхних слоях известковым раствором.

Фасады делятся пилястрами с наложенными на них полуколонками, завершающимися капителями коринфского ордера. Аркатурно-колончатый пояс делит здание по горизонтали на два примерно равных объема, пять арок над ним украшены вырезанными из камня львиными головами, символизирующими княжескую власть. Нагрузка от центрального, светового барабана передается...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Владимирские златоверхие соборы | Хлое и Кортни Кардашьян показали роскошные интерьеры своих домов

Владимирские златоверхие соборы | Дороги: вообще-то успехов немного, но главное — есть к чему стремиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *