Твердыня на реке Устье

Твердыня на реке Устье

Ростовский Борисо-Глебский монастырь упоминается в  маршрутах путешествий по Золотому кольцу нечасто. А между тем это выдающийся памятник нашей истории и архитектуры, не говоря уже о его значении в деле укрепления православной веры, ставшей основополагающим столпом в становлении независимого российского государства. С этой твердыней связаны имена людей, оказавших на нашу историю решающее влияние – Сергия Радонежского, Василия Темного, Ивана Грозного, затворника Иринарха, Дмитрия Пожарского, Григория Орлова и многих других.

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите. «Уходят башни под облака»

 

Это строчка из стихотворения ростовской поэтессы Татьяны Михайленко. Вид на монастырь, вдохновивший многих художников и поэтов, открывается вскоре после поворота из-за соснового бора, делающего воздух Борисоглеба особенно свежим и, как сказал один из ростовских митрополитов, целебным. До Ростова отсюда – 18 километров по древнему тракту, соединяющему его с другим знаменитым городом Золотого кольца – Угличем. Путешественник с изумлением видит мощные крепостные стены, надвратную Сретенскую церковь, охраняющие вход круглые башни, выкрашенные в солнечный оранжевый цвет и входит на монастырский двор. Так же в 1961 году был поражен неожиданно выросшим среди леса величественным Борисоглебом французский писатель Жан-Поль Сартр, с пылкостью объявивший: «Нигде в мире не видел я подобной обители. Это выше романских монастырей Франции».

Монастырь основан в 1363 году пришедшими сюда незадолго до этого новгородскими подвижниками Федором и Павлом. Посещавший в это время Ростов Сергий Радонежский благословил строительство и указал место для него – холм, с трех сторон окруженный извилистой рекой Устье. Будущий вдохновитель Куликовской битвы подсказал посвятить первый храм обители первым же русским православным святым – князьям Борису и Глебу, убитым по воле брата в первой опять же княжеской междоусобице. Конечно, неспроста. Кровавые распри удельных князей и непрекращающаяся борьба за главенство на Руси терзала страну не меньше тех «поганых, приходивших с победами на землю Русскую».

В Ростове Сергий добивался поддержки для еще молодого московского князя Дмитрия, право которого на Великий стол оспаривали и Тверь, и Нижний Новгород – а Ростовское княжество, вотчина Юрия Долгорукого, имело еще немалый вес. За сто лет с рождения Дмитрия Донского на Руси возникло более 150 монастырей, оплотов православия, сторонников сильной Руси, первых учебных и лечебных учреждений и, конечно, оборонительных форпостов. Монахам нередко приходилось откладывать священные книги и брать в руки оружие, отражая разбойные нападения. Имя одного из иноков Борисо-Глебского монастыря, ушедшего потом к Сергию в Троицу, знает вся Россия – Александр Пересвет.

К монастырям всегда тянулся простой люд. Здесь, в глуши, можно было укрыться от злого боярина или его управителя-тиуна, здесь не душили податями, здесь всегда нужны были рабочие руки пахаря и плотника-древодела. Поэтому и храм, и деревянные крепостные стены выросли быстро. Вероятно, позже, у южных ворот появилась и церковь во имя Сергия Радонежского. У ее стен устраивали богатую ярмарку. Земли вокруг Борисоглеба скудные, поэтому крестьяне жили больше торговлей да отхожим промыслом, что оказалось куда выгоднее барщины, и не встречало возражений у местных землевладельцев.

Те, кому удавалось подняться на ноги, выкупали себя, становились купцами и не забывали родной монастырь и Борисоглебские слободы, их к концу XIX в. было уже 14. Как и башен на крепостных стенах. В конце концов слобожане выкупили себя всей общиной из крепостной зависимости у графини Паниной, так же, общиной, строили свою жизнь дальше, стараясь помогать и поддерживать друг друга, к чему поощряли их настоятели и братия монастыря. Интересно, что в Борисоглебе (официально – поселок Борисоглебский, райцентр Ярославской области) и поныне живут потомки многих известных с тех пор крестьянских и купеческих фамилий, сохранивших старинные фотографии, документы, предметы быта, по которым удается восстановить многие детали ушедшей эпохи.

Новая тяжкая распря между внуком и сыном Дмитрия Донского, Василием Васильевичем и Юрием Звенигородским привела, как ни странно, к началу возвышения Борисо-Глебского монастыря, не раз дававшего приют неудачливому Великому князю и его семье. В конце концов победу одержал Василий, уже ослепленный, получивший прозвище «Темный». Князь не раз делал богатые вклады, пригласил игумена Питирима крестить первенца – будущего государя Ивана III. Благоволил монастырю и первый русский царь, Иван Грозный, повелевший, по преданию, строить каменную церковь Сергия Радонежского и каменные же стены. В эти суровые годы постригались сюда в монахи иные бояре,...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Твердыня на реке Устье | Чао, Крис! 17-летняя Кайли Дженнер съехала от матери в собственный особняк

Твердыня на реке Устье | Китайцев пригласили заняться нашим дорожным строительством. Каким будет ответ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *