Советская классика дизайн как воспитание

Советская классика: дизайн как воспитание

Мы продолжаем тему советской классики, которую начали публикацией «О чем поет архитектура погибшей империи». В первой части мы рассказывали об архитектуре 40-х-50-х годов прошлого века, которую принято называть сталинской. Сегодня попробуем понять, какими были общественные и частные пространства той поры. Наш собеседник — историк архитектуры, доцент НИУ МГСУ, генеральный секретарь DOCOMOMO Россия Николай Васильев.

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите. Время с привкусом трагедии

— Николай, так что же в то время окружало советского человека дома и на улице?

— Если мы говорим об интерьерах тех лет, то это, конечно, в первую очередь, общественные интерьеры. Публичных пространств в ту пору было не так уж много, поэтому старались делать красивыми места массового пребывания людей – гастрономы, вестибюли гостиниц, залы ожидания вокзалов, фойе театров. Например, великолепный гастроном в высотном здании у станции метро Баррикадная – его обстановка частично сохранилась до наших дней. Или роскошные фойе и апартаменты гостиницы «Ленинградская».

Гостиница «Ленинградская», Москва

Классический пример советского интерьера – конечно же, станции московского метро, имеющие, ни больше, ни меньше, пафос дворцов. Существовало представление: то, что народное, общественное, должно быть красивым.

Если говорить о жилье, то здесь достаточно помпезно оформлялись холлы жилых зданий. Ничего подобного в интерьере частном сделать было нельзя. Просто потому, что простой советский человек не мог легально купить какие-то отделочные материалы, нанять рабочих. На него бы косо посмотрели, и это в лучшем случае.

Были интерьеры более камерного масштаба, которые оформлял Иван Жолтовский – но все равно с претензией на роскошь. Пример – здание с башней на Смоленском бульваре. Часто общественное пространство в те годы — это некрополь, мемориал, посвященный погибшим, жертвам войны. Такое было время, с «привкусом» трагедии. Принесение себя в жертву Родине, подвиг, самоотверженное служение Отчизне – все эти ценности считались высшими ценностями строя.

— Какие оформительские «фишки» советской поры вы бы отметили?

— Безусловно, здесь есть свои особенности – достаточно крупный выразительный декор, гипертрофированные детали. Очень часто – использование монументальной живописи. В самом дорогом варианте, это мозаика.

Начал эту традицию у нас еще знаменитый художник-мозаичист Владимир Фролов, который работал в этом жанре с начала XX века. Все мы знаем великолепные мозаики 30-х -50-х годов на станциях метрополитена, в общественных советских зданиях. Многие из них рождались как раз в мозаичной мастерской под руководством Фролова.

Станция метро «Киевская»

Станция метро «Комсомольская»

Если говорить о монументальной живописи, то здесь мы двигались в русле общемировых традиций. Ведь что такое те же сталинские высотки? Небоскребы, списанные с американских. Это здания, возведенные на стальном каркасе. Везде, где их строили – смотрели на опыт и образцы в Чикаго и Нью-Йорке. А в Америке для росписи холлов небоскребов корпораций приглашали художников первой руки – Диего Риверу, например.

— Можно ли как-то определить стиль той поры?

— Это было полноценное ар-деко, но с элементами соцреализма. Для советского монументального искусства характерна прорисованность до мельчайших деталей, что называется, до колоска. Нарочитая реалистичность. Словом, ближе к Пластову, чем к Дейнеке. У Пластова все точно. У Дейнеки – художественный жест и обобщение.

Скульптура как комикс

— Николай, все-таки сталинская застройка – это застройка массовая. Зачем такое обилие скульптуры?

— Это пропаганда. Поэтому внедрение фигуративных элементов – арматура (вооружение, доспехи, шлемы, военные эмблемы), парадные гирлянды – шло полным ходом. Нужен был некий нарратив. Конечно, для архитектора классическое здание, оно уже самодостаточно, само за себя говорит. А не-архитектору хочется не только архитектуры, но и надписей, монументальной пропаганды. Метростроевцы, военные летчики, полярники, физкультурники. В послевоенные годы любой ансамбль большой площади – это победители.

Или в Севастополе – адмиралы. И Крымская война вспоминается, и Великая Отечественная. Дом становится, может быть, не главной, но поддерживающей частью мемориала! Вот как станции метро. У нас же нет одной станции про Победу. У нас про Победу и Октябрьская, и Смоленская, и Таганская и т.д. Каким-то простым языком (кому-то хочется сказать, что совсем уж простым) предъявить миру ценности нашей Победы.

— Недавно прошел сюжет по ТВ. На площади Гагарина с верхотуры знаменитых домов–ворот сняли скульптуры для реставрации. Оказывается, эти дома были украшены фигурами солдат и девушек – снизу и не разглядеть. Теперь будут приводить в порядок облупившуюся...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Советская классика: дизайн как воспитание | ИКЕА шьет платья из штор

Советская классика: дизайн как воспитание | Импортозамещение в дорожно-строительной технике: ситуация неоднозначная

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *