Сантьяго Калатрава Архитектура должна быть соразмерна человеку

Сантьяго Калатрава: Архитектура должна быть соразмерна человеку

Всемирно известный архитектор размышляет о тайнах главных ценностях в искусстве и в жизни
Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Сантьяго Калатрава — представитель стиля биотек в архитектуре. В своих творениях он вдохновляется исключительно органическими формами. Его здания напоминают то человеческий глаз, то большую морскую раковину, то скелет рыбы, то гусеницу, то акулу… За какой бы проект ни брался мастер — тот неизменно зачисляется в разряд архитектурных шедевров. На днях знаменитый испанец побывал в России и осчастливил москвичей своей лекцией «Архитектура как живой организм», прочитанной в рамках проекта «Политех на Стрелке». В аудитории при этом яблоку негде было упасть. Это заочное интервью — попытка передать строй мыслей без преувеличения выдающегося архитектора современности, познакомить с его рассуждениями о главных ценностях в искусстве и в жизни.

Как все начиналось

— Одной из моих первых работ было незамысловатое строение, винодельня, расположенная у подножия гор, — рассказывает Сантьяго Калатрава . — Когда я придумывал проект, я много любовался изгибами горных вершин, отдавая дань мастерству природы. Я рисовал, и вот у меня родилась идея: плавно изгибающаяся крыша здания, буквально повторяющая волнообразную линию гор.

Проект был незамысловатым, но с него-то все и началось. Я вдруг понял, что архитектура — это не просто искусство, это что-то, что должно быть соразмерно человеку, природе, органично им. Здание было небольшим, всего, кажется, 240 метров. Я выбрал для него цвета дерева и земли — немного алюминия, немного пиломатериалов. И вот проект был готов. Получилось так, как я и хотел: мой обратный «ответ» движению скал.

Другая история, которая случилась со мной — увлечение Микеланджело. В молодости я много занимался старыми мастерами. Рассматривая их гениальные наброски человеческих фигур, я вдруг понял: архитектура каким-то таинственным образом связана с элементами человеческого тела. Я даже изготовил небольшую скульптуру из меди — схематическое изображение глаза. Острая надбровная дуга и «катышек» глаза под ней выглядели как самый настоящий архитектурный проект. Я это тоже взял себе на заметку.

Авангардное здание концертного зала в Санта Крус де Тенерифе

И, наконец, третий важный момент, перевернувший мои представления об архитектуре. Мне было поручено спроектировать оперный театр в Санта Крус де Тенерифе. Место для него было выбрано не самое удачное: деградирующий район, куда свозился мусор со всего города. Были там еще какие-то промышленные корпуса. И, надо сказать, горожане не очень-то любили туда заглядывать. И вот когда здесь появилось шикарное здание, с открытыми террасами (закрывать их нет нужды, потому что тут круглый год лето), проклятый район стал вдруг одним из самых желательных не просто для посещения — для жизни! И я понял: архитектура может менять судьбу целых районов и даже городов. Это для меня было тоже очень важным.

Джульетта осталась без Ромео

— Итак, архитектура, как мы с вами уже отметили, должна соответствовать человеку: с точки зрения пропорций, масштабов, ритма. Она, как природа, должна быть естественной для него. Но самая, пожалуй, важная идея — это идея движения, динамическая компонента, которая особенно актуальна в наше стремительное время.

Когда мои дети были маленькими, я думал: как же трудно, наверное, научиться стоять. Стоять уверенно, устойчиво. В этом есть какое-то таинство. И я увлекся идеей статики. Я выстраивал бесконечные башни из кубиков, пытаясь поймать тот момент, когда равновесие превращается в нестабильность. Громоздил кубики друг на друга. Усложнял задачу, постепенно поворачивая их по часовой стрелке. И так у меня родилось решение одного из самых необычных моих зданий. Оно находится в шведском городе Мальме и состоит из девяти блоков, каждый из которых повернут на 90 градусов по отношению к другому. Его теперь сравнивают с развернутым на три четверти человеческим торсом. Так и есть. Этот дом очень похож на человека, застигнутого в сложном ракурсе.

Здание — поворачивающееся туловище. Мальме (Швеция)

Если честно, первоначально я хотел сделать парный проект. Прямое здание («кубик на кубик») должно было называться Ромео. А сложно развернутое — Джульеттой. Но получилась только Джульетта.

Думаю, что этим зданием я помог решить и некую социальную проблему. Квартиры здесь будут сдаваться в аренду: причем наравне с супердорогими будут и апартаменты по социальным расценкам.

«Никогда не садился за руль, но в этом есть свои плюсы»

—...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Сантьяго Калатрава: Архитектура должна быть соразмерна человеку | В стиле рок-н-ролл: Ленни Кравиц создал кресла для Kartell

Сантьяго Калатрава: Архитектура должна быть соразмерна человеку | Что выбирает Европа: цементобетон vs асфальтобетон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *