Русские архитекторы выходят из тени китайских коллег

Русские архитекторы выходят из тени китайских коллег

На архитектурном биеннале в китайском Шэньчжэне работы россиян вызвали небывалый интерес

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Наша архитектура не избалована вниманием. Российские архитекторы обычно пребывают в глубокой тени своих более успешных и знаменитых зарубежных коллег. Почему-то принято считать, что за последние несколько десятилетий отечественная архитектурная мысль не создала ничего сколько-нибудь значимого с точки зрения мирового архитектурного процесса.

Тем более удивительно, что на недавнем Международном архитектурном биеннале, который проходил в китайском Шэньчжэне, именно работы российских архитекторов вызвали большой неподдельный интерес и получили признание авторитетного архитектурного сообщества.

 

Если большинство архитектурных конкурсов посвящено Дому и проекту дома, то Международный биеннале урбанистики и архитектуры (UABB) «занимается» проблемами урбанистики и градостроительства.

И  именно решения, связанные с одной из острейших урбанистических проблем — реновацией деградирующих промзон и возвращением их в активное пользование, привезли в Шэньчжэнь наши архитекторы. 

 

Мы проспали технологический всплеск

— Нельзя сказать, что мы не умеем строить города. У нас великолепный опыт в этой области. Достаточно вспомнить Петра Первого, заложившего Санкт-Петербург, градостроительную комиссию Бецкого, личного секретаря Екатерины II, которому русские города обязаны своими генпланами, — напоминает президент Союза архитекторов России Андрей Боков. — Но дело в том, что, когда Европа мощно развивалась в плане урбанистики, когда мир перешел к построению новой городской инфраструктуры с использованием «зеленых» технологий, абсолютно нового транспортного каркаса, мы этот момент проспали. В результате Россия сильно отстала.

На Западе в основу градостроительства положено понятие о городе как о саморегулируемой системе, живом организме, который, как и природа, имеет естественный жизненный цикл. Замечательно, что вслед за мировыми столицами наконец-то вступила на этот путь и Москва.

— Да, порой горожанам не нравится, что где-то что-то роют, где-то перекопано, — продолжает Андрей Боков. — Но когда работы заканчиваются, те самые недовольные горожане уже не мыслят себя без технологических новшеств, которые принесли эти преобразования.

 

От рыбацкой деревушки — к центру новых индустрий

К слову, почему биеннале проходил именно в Шэньчжэне? Это сравнительно молодой город, его еще называют «тенью Гонконга», поскольку он опоясывает его с трех сторон. Маленькая рыбацкая деревушка буквально за несколько десятилетий превратилась в центр новых индустрий.

Город супериндустриальный — он и начинался с сети фабрик. Теперь эти фабрики устарели, производство выводится за городскую черту. А освободившиеся промышленные территории облагораживают, превращают в творческие и культурные кластеры. Словом, все, как у нас — на фабрике «Красный Октябрь», на ЗИЛе, на заводе «Флакон» и т.д.

Любопытно, что, приглашая к себе архитектурный десант, оргкомитет биеннале каждый раз выбирает очередную фабрику, которую нужно преобразить, реновировать. И происходит это силами архитекторов — участников биеннале. В этом году, например, творческие коллективы из разных стран предлагали свои проекты по оживлению территории мукомольной фабрики в Шэньчжэне.

Кроме того, в рамках форума в этом году развернулась экспозиция национальных павильонов. Россия, напомним, привезла проект «Кейсы в кейсах», который демонстрировался на фестивале «Зодчество» в Москве.

В экспозицию вошли как хорошо известные примеры (такие как Винзавод и завод «Флакон»), так и пока малоизвестные. В их числе проект ткацкой фабрики в Иваново, превратившейся в дизайнерский кластер по производству одежды; этнографический парк «Олонхо», который появится в республике Саха (Якутия); творческая усадьба «Гуслица» в селе Ильинский Погост (Московская область) и десятки других удачных российских проектов.

Кстати, все эти проекты в ближайшем будущем поедут по России. Причем в каждом из городов команда архитекторов будет устраивать мозговой штурм, помогать с приспособлением под нужды города какой-то из местных промтерриторий.

 

Фабрика, ставшая произведением искусства

…Но вернемся в Шэньчжэнь. В конкурсе на реновацию мукомольной фабрики победила китаянка Дорин Хэн Лю , чья концепция и была реализована на территории предприятия.

— Не устаю поражаться той мощной протопластике, которая таится в объектах промышленного назначения, — рассказывает сокуратор биеннале в Шэньчжэне архитектор Андрей Асадов . — Мы были поражены тем, как преобразилась самая обычная фабричная застройка. Особенно потрясающе выглядели подсвеченные изнутри башни элеватора — это очень необычное и эффектное пространство, по своему эмоциональному воздействию, пожалуй, не уступающее собору.

По словам архитектора, промышленные сооружения таят в себе ту особую атмосферу, которую не получается создать в новых сооружениях.

— Изначально это были чисто функциональные объекты, никоим образом...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Русские архитекторы выходят из тени китайских коллег | Выбираем диван-кровать

Русские архитекторы выходят из тени китайских коллег | Где в Москве прописался «голландский дом», и почему его строят в центре спального района

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *