Русская экспозиция на биеннале в Венеции имперский стиль во всей красе

Русская экспозиция на биеннале в Венеции: имперский стиль во всей красе

Выбор темы для Русского павильона на Венецианской биеннале многие сочли очень спорным. Почему?

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

В этом году на архитектурную биеннале в Венеции Россия привезла  проект « V . D . N . H . Urban Phenomenon », посвященный возрождению знаковой для россиян территории — ВДНХ. Стоило только биеннале открыться, как в Сети не замедлила развернуться дискуссия: почему именно этот проект? За темой тут же закрепилось определение «спорная». Так ли это?

 

Уникальный памятник или наследие сталинизма?

ВДНХ в представлении многих — символ махрового сталинизма, потемкинских деревень, счастливых кубанских казаков, которые на самом деле никогда не были так уж счастливы. Нужно ли возрождать этот сталинский символ, и если да, то как?

И вообще, кипятились многие, какое отношение пафосная ВДНХ имеет к заявленной в этом году теме биеннале — «Репортаж с линии фронта», всецело углубившейся в предложенную притцкеровским лауреатом,  чилийским архитектором Алехандро Аравеной, социальную проблематику?

Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Между тем кураторы российского павильона в Венеции считают, что выбор сделан правильно. ВДНХ — это уникальный памятник советской поры, который нуждается в сохранении, мягкой заботе и бережном использовании.

 

«Время чудовищное, но архитектура не виновата»

Спор на эту тему продолжился на днях в рамках дискуссии «Русский павильон на Венецианской биеннале–2016: pro и contra».

В библиотеку им. Ф.М. Достоевского на Чистых прудах приехали куратор павильона, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов , архитектурный критик  Григорий Ревзин , декан Высшей школы урбанистики Алексей Новиков , руководитель архбюро «UNK project» Юлий Борисов , эксперты, журналисты, гости. Модератором обсуждения выступила операционный директор Высшей школы урбанистики Вера Леонова .

Так надо ли этот символ возрождать? И насколько он уместен на международной архитектурной выставке? Не попытка ли это уйти от острейших социальных проблем современного мира?

Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Основной удар критики попытался принять на себя куратор российского павильона в Венеции Сергей Кузнецов.

— Уход? Не согласен, — отрезал он и пояснил: — У нас есть наследие спорного времени: одни считают это время лучшим в своей жизни, другие — чудовищным. Но тем не менее в сталинские десятилетия родились уникальные объекты, которые не могут быть предметом разрушения и обветшания.

По мнению Сергея Кузнецова, ВДНХ — это как раз социальный проект. Предпринята попытка превратить памятник прошлого в современное общественное пространство, удобное для всех. Вдохнуть в него новую жизнь.

— И здесь мы не отступаем от темы, заявленной на биеннале, — подчеркнул он. — В этом контексте перед архитекторами встает очень интересная задача. Ведь сегодня профессия архитектора не та, что была раньше. Сегодня, в век компьютеризации, за архитектора многое делает  машина. И задача архитектурного профессионала — проектировать не просто здания, а среду обитания.

Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Империя спит, но может проснуться

…В рамках биеннале был показан фильм студентки Лины Дударевой : полуразрушенные павильоны выставки, накрытые золотистой пленкой, та колышется на ветру. Эти разваливающиеся здания — символ империи, которая спит, но в любой момент может проснуться.

— Все-таки не надо забывать, что время, когда создавалась сама выставка, было черным временем нашей истории: коллективизация, репрессии, — напомнила историк архитектуры и издатель Марина Хрусталева (она вышла на связь с участниками дискуссии по Skype из Калифорнии). — Как известно, ВДНХ строили заключенные, а главный архитектор выставки Вячеслав Олтаржевский в итоге оказался в лагере. Так что непростое время прошлось катком и по самой ВДНХ, и по ее создателям.

— Есть ощущение, что болезненная для всех нас тема в представленном проекте проигнорирована, — продолжила Марина Хрусталева. — Все-таки необходимо было вначале «отрефлексировать»  события тех лет (совершить акт некоего покаяния, в художественной, конечно, форме), а потом уже представлять «новое вино, которое зальют в старые мехи» — новую ВДНХ.

Русский павильон, уверена Марина, нынче не совсем раскрыл тему. Так что экспозиция 2016 года — это всего лишь хорошо сделанный идеологический проект: мол, у нас все хорошо и замечательно. Но, по мнению историка, это слишком примитивный подход.

 

У кровавых режимов порой случалась великая архитектура

Существует проблема работы с нежелательным наследием — то есть...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Русская экспозиция на биеннале в Венеции: имперский стиль во всей красе | Хлое и Кортни Кардашьян показали роскошные интерьеры своих домов

Русская экспозиция на биеннале в Венеции: имперский стиль во всей красе | Александр Кузьмин: «лужковский» архитектор или дальновидный менеджер?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *