О чем поет архитектура погибшей империи

О чем поет архитектура погибшей империи

Советская архитектура 40-х, 50-х годов, построенная по классическим канонам, снова в моде. Она, вот парадокс, вновь популярна и у академика, и у историка архитектуры, и у обычного похожего. Чем же привлекательна классика для современного человека? И почему мы, после периодов «жесткого» авангарда», вновь и вновь к ней возвращаемся? Об этом мы поговорили с историком архитектуры, доцентом НИУ МГСУ, генеральным секретарем DOCOMOMO  Россия Николаем Васильевым.

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите. Советская классика подарила ощущение исторического города

— Говорят, что вернувшись к классике, мы на многие десятилетия прервали естественный ход развития своей архитектуры.

— Это смелое заявление, я бы не стал так утверждать. Поймите, этот судьбоносный поворот произошел не случайно. Тут был социальный заказ общества. На что? На некую рациональность, стабильность, понятность мироощущения. Причем это был заказ и со стороны советской элиты, и со стороны людей простых. И классика этим принципам отвечала стопроцентно.

Знаете, в 70-е годы и особенно в 90-е и в начале 2000-х, действительно, было ощущение – что это пройденный этап. Некоторая помпезность, «имперскость», она раздражала. Вроде бы, всё, точка, закончилась эпоха, и незачем оглядываться назад. Советская архитектура ассоциировалась с ужасами эпохи, на нее всегда вешали ярлык режима!

Однако классика – и вряд ли кто-то станет с этим спорить — исповедует отработанные, выверенные эстетические принципы. С ними можно не соглашаться. Но когда у нас, простите, есть две колонны, и на них балка – пусть это будут даже два бревна и несомый элемент — ничего более совершенного в строительстве придумано не было. Это более чем логично, от этого никуда не денешься.

А любые сложные вещи, будь то барокко или деконструктивизм, они немножко тревожат. Я не могу зайти под большую консоль, хоть вы меня режьте. Хотя знаю, что здание построено по всем правилам сопромата. Но это где-то на подсознании. Словом, с авангардом надо как-то смиряться, сживаться, а классика — она не напрягает. Это первое.

Второе, в некоторых ландшафтах классические приемы обусловлены климатически. Например, на нашем юге, в Крыму, на Кавказе – все эти балюстрады, открытые террасы, портики. Они для тени, для сквозного проветривания. Кстати, в 30-е годы некий поворот к монументальности происходит во всем мире. Сейчас мы называем это стилем ар-деко. Было ар-деко более геометрическое, инновационное, завязанное на экспрессионизм, но было и более традиционное. Наш советский отечественный пример, он самый крайний. Мы напрямую обращались к образцам. И если вы поедете на Урал, например, или в Сибирь, то там окажется, что единственная архитектура, которая хоть как-то играет роль исторической – это классика 30-х, 40-х годов. Именно она формирует ощущение исторического города!

Владивосток. Гостиница «Красный Владивосток», 1937-1939

На архитекторов так не давили

— Многие из архитекторов начинали как конструктивисты. Между тем, в 40-е годы сумели «перестроиться» и достаточно неплохо работали в классической манере. Их заставляли ?

— Мало кого заставляли, а кто-то и сам «бежал впереди паровоза», угадывая и изобретая. Примеров, когда конструктивист успешно работал «в классике» и наоборот — много. Взять того же лидера конструктивистов Моисея Гинзбурга. Или Леонид Павлов, крупнейший модернист советской поры. Спроектировал и музей Ленина в Горках, и станцию метро «Добрынинская», и вычислительные центры Госплана, и ЦЭМИ и т.п. Он делал в классике потрясающие вещи — посмотрите на Севастополь.

Севастополь. Базовый матросский клуб. 1939-1952

А уж таким замечательным мастерам, как Иофан, Щуко, Жолтовский, Фомин — сам Бог велел проявить себя в классических образцах. Ведь до революции все они получили классическое архитектурное образование, некоторые стажировались в Италии. Кстати, Борис Иофан, мастодонт сталинской архитектуры – пример «обратной» перестройки, в 60-е он очень успешно «перебрался» в модернизм. Взять, например, его комплекс из четырех высотных зданий на едином стилобате на улице Щербаковкой в Москве. Абсолютно современная архитектура. Словом, тут важно быть профессионалом.

— Что такого было у архитекторов той поры, чего не хватает нашим современникам?

— Классик мыслит ансамблями, кварталами, доминантами, шпилями, на которые ориентируются городские улицы. В прежнее время было понятие ансамбля. Сегодня его все забыли. А оно очень важно. Объекты соподчинены. Ты понимаешь, где главное здание, где второстепенное. Ты, конечно, можешь не понять сразу, кинотеатр это или райком. Но что это важное здание, ты поймешь – по положению.

Самара (Куйбышев). Театр...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

О чем поет архитектура погибшей империи | СТОКГОЛЬМ ― новая дизайнерская коллекция ИКЕА

О чем поет архитектура погибшей империи | Ремонт и содержание автодорог Челябинской области. Взгляд министра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *