Новое и старое в современном городе

Новое и старое в современном городе

Пришло время переходить от охраны отдельных памятников к сохранению уникальной исторической среды
Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

«Прошлое не воротится…»

Как выяснилось, даже академик РААСН, доктор архитектуры и заведующий кафедрой градостроительства МАРХИ Илья Лежава не готов взять на себя ответственность и провести четкую границу, отделяющую памятники истории и архитектуры от зданий и сооружений, сохранением и охраной которых заниматься нет необходимости.

Об этом он прямо заявил на научно-практической конференции «Новое и старое в современном городе», которая прошла в рамках Международного фестиваля «Зодчество-2012» в ЦВЗ «Манеж».

«Что считать новоделом, что памятником?» — делился Илья Георгиевич своими сомнениями с коллегами и демонстрировал на экране изображения храма Христа Спасителя, гостиницы «Москва», ведущих на Красную площадь Иверских (Воскресенских) ворот.

Храм Христа Спасителя

Среди объектов, якобы вызывающих какие-то сомнения у маститого архитектора, вдруг мелькнула типичная жилая многоэтажка.

«А это что? – поинтересовался академик. – Пройдут годы, и по таким зданиям будут судить о нашем времени».

Его мысль была понятна: мы несем ответственность перед потомками. А потому руководствоваться принципом, сформулированным еще Гиппократом: «Noli nocere!» (Не навреди!)

Академик Лежава предостерег еще от одной крайности, которой порой грешат наши градостроители: «Люди не сколько любуются памятниками, сколько живут или работают рядом с ними, а порой и в них самих. И им нужны коммуникации, услуги, транспорт…» (Слева на фотографии академики Илья Лежава и Игорь Бондаренко).

Новое активно вторгается в наши города. И невозможно сохранить прошлое. На том же Арбате когда-то гремели трамваи, потом по нему прошла правительственная трасса. В последнее время появились стена Цоя, «Принцесса Турандот», «Синий троллейбус».

Арбат получил новый облик. А то, что было когда-то (извозчики, сани, жандарм на углу), навсегда ушло в прошлое.

В конце своего выступления Илья Георгиевич предложил ту концепцию, которой сегодня предлагают пользоваться архитекторы в работе с памятниками, сначала отработать в Москве, а затем распространить по всей России.

Бесконфликтное соседство

Член-корреспондент РААСН, доктор архитектуры, профессор Игорь Бондаренко поделился своим видением проблемы, суть которого он выразил всего в двух словах: «Бесконфликтное соседство».

«Надо ценить отдельные здания, кусочки города, природу. И учитывать интересы жителей, которые не хотят жить в музее», — считает Игорь Андреевич .

Старое и новое мешают друг другу. В провинции ненавидят архитекторов, которые не позволяют поставить гараж рядом с домом. Все захватывает крупный бизнес. А люди оказываются крайними. Им надо дать право вето на любое решение.

Такой Москву никто не хочет видеть (фотоколлаж «Строительство.RU»)

А каждый исторический памятник должен иметь свою территорию, буферную зону, которая поможет сохранить его уникальную ауру. У города, на который надо смотреть как на нечто составное, появятся свои микромиры.

Только тогда исчезнет антагонизм между старым и новым.

Своеобразное развитие идей Игоря Бондаренко предложила в своем выступлении руководитель научно-проектного объединения «Регулирование градострои­тельной деятельности на исторических территориях и территориях зон охраны объектов культурного наследия» (НПО «Исторические зоны» № 38) ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы» Елена Соловьева . По ее мнению, есть две основные проблемы, негативно сказывающиеся на архитектурном облике наших городов.

Первая — кризис землепользования. До революции 1917 года и некоторое время после нее все руководствовались городским строительным уставом, определяющим права домовладельцев. Теперь пришло время правового беспредела.

Вторая проблема — нехватка специалистов, способных заниматься проектированием в исторической среде.

«Забытый город»

По мнению заместителя председателя Совета по развитию Москвы Союза московских архитекторов Марка Гурари , сохранение исторической среды — это особый вид творчества. Его примером он считает Мавзолей Владимира Ленина , построенный по проекту архитектора Алексея Щусева и органично вписанный в сакральное пространство Красной площади. Рядом с Кремлем — символом государства и Василием Блаженным, матрицей объединения народов, гробница вождя показала, что коммунисты считают себя частью истории.

 Подобную творческую задачу решали и архитекторы, участвующие в конкурсе на проект парка в Зарядье. Перед ними стояла непростая проблема: восстановить разрушенные палаты и часть городской стены, за которыми с Москвы-реки открывается вид на Красную площадь, Кремль и Покровский собор.

Именно на этой территории, с которой, по определению Ильи Лежавы , снесли «архитектурный ужас» — гостиницу Россия, а не на присоединенной к столице Новой Москве, по проекту Архитектурного Бюро «Остоженка» надо размещать федеральный центр. Об этом на конференции...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Новое и старое в современном городе | Как превратить спальню в место для романтики и страсти?

Новое и старое в современном городе | Где в Москве прописался «голландский дом», и почему его строят в центре спального района

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *