Архитектор vs инженер кого надо было слушаться Москве

Архитектор vs инженер: кого надо было слушаться Москве

Ведущий научный сотрудник ЦНИИП МинСтроя РФ, к.т.н. Александр Иванович Стрельников является главным советским специалистом, более 45 лет проработавшим в ЦНИИПГРАДе на стыке вопросов градостроительства и транспорта. Автор КТС ряда городов России и Восточной Европы, структурного анализа объединения транспортных систем восточной и западной частей Берлина — о транспортной проблеме Москвы.

Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Моделирование потоков — вещь сложная, и она особенна осложнена сейчас, когда в Москве произошло юридическое присоединение дальних территорий. Есть причины, которые побуждают оспорить это решение — несмотря на то, что оно продиктовано большими верхами. И, что меня удивляет, принято профессионалами.

Из исследований белорусского эконом-географа И.Хасдана по Базе данных Пенсионного Фонда РФ следует: в сторону Москвы тяготеют 1.25 млн. жителей, и в пригороде работают 0,25 млн. москвичей. Почему произошла такая концентрация, являющаяся основной проблемой транспортной напряженности? Когда началась перестройка, в центре жилые дома заменяли на офисы. О парковках никто и думать не хотел. Я участвовал в процессе как консультант и писал обременения. И чиновники, дававшие разрешение на изменение функционального зонирования, положительно оценивали мои решения — но каким-то волшебным образом обременения из них исчезали. И я перестал принимать участие в этом взяткодательстве.

Была ли альтернатива? Да. Если бы жилые дома преобразовали в семейные отели, как в Париже, то Москва начала на этом зарабатывать. Но вместо этого открыты офисы, которые порождают в городе жуткую напряженность.

Жители центра передвигаются много, периферии — мало. Есть даже феномен поручения дел соседу: в Москву едешь, зайди для меня в аптеку. Поведение людей зависит от их местоположения, это фундаментальное свойство города. Взгляните, темным отмечены повышенные временные затраты в агломерации Энгельс — Саратов.

Поле не связано с административным членением, поэтому возникает проблема взаимодействия двух городов. Есть один коммунальный мост — кто будет его обслуживать? Администрация спихивает друг на друга. Тоже самое с проектированием: для проектирования Саратова нельзя обойтись без сведений, что творится в Энгельсе. А Энгельс данных не дает, мол, что тратиться — делаете Саратов и делайте. Точно такая же ситуация у Москвы с МО.

Вот материалы конкурса 30-х годов на Москву. Откликнулась мировая общественность, авторы представили разные идеологические варианты. Например, Корбюзье предлагал забыть об исторической структуре города и сформировать, по его мнению, прогрессивную планировку. Выпрямить улицы. Но над этим издевался еще Салтыков-Щедрин в повести «История города Глупова». Когда очередной градоначальник решил спрямлять улицы, дошел до пруда и сошел с ума.

То же безумие — проект Всесоюзного объединения пролетарских архитекторов, или Н.А. Ладовского. Посмотрите, Москва — это ракета, устремленная к Ленинграду. Такая же ракета – Санкт-Петербург, стремящийся к Москве. Они сойдутся в Бологом, и это будет центр единого города. В.В. Кратюк был более прагматичен — у него эта ракета устремлена в лагеря…

Но были и прекрасные проекты. Так, С.С. Шестаков предполагал, что по радиусам останутся незастроенные сектора, идущие от центра в пригород. Довольно широкие, минимум 200 метров. А у нас что творится на МКАДе? Торговля присоединилась к магистрали, чего делать нельзя. В результате — постоянные заторы.

Интересен проект, выигравший конкурс — Г.Б. Красина, брата наркома. Он предполагал не разрывы, как у Шестакова, а застройку вдоль магистралей. Но тут, конечно, есть дефициты. Удивительно, когда умер мой учитель инженер А.М. Якшин, в его доме за отсыревшими обоями мы нашли собственноручную расписку Красина о том, что истинным автором генплана является инженер Якшин. Оригинал был у Т.М.Говоренковой.

Он не имел права «светиться», потому что юнкером стоял в карауле в Зимнем, и остался жив, потому что сменился. Его напарники погибли. Я к учителю в претензии. В 1927 г он сказал, что нельзя делать генпланы без участия архитекторов — и пригласили… Они взяли власть в свои руки, и с тех пор мы разгребаем это архитектурное руководство.  Действительно, они, архитекторы — белая кость, мы, инженеры — черная кость.

Но у нас Москва — город ненормальный, потому что чрезмерная концентрация объектов прибытия в центре города порождает высокую дальность поездки и из-за заторов получается, что место становится недоступным. Причем, особенность эту подметили еще купцы. И размещали свои предприятия и мануфактуры в пригороде, и зная о смещении мест труда к востоку — западная часть была более жилой — понимали, что...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Архитектор vs инженер: кого надо было слушаться Москве | Как превратить спальню в место для романтики и страсти?

Архитектор vs инженер: кого надо было слушаться Москве | Что решило Правительство на совещании по региональным автодорогам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *