Архитектор Николай Шумаков Наступили времена когда музеи оказываются на задворках торговых центров

Архитектор Николай Шумаков: Наступили времена, когда музеи оказываются на задворках торговых центров

Есть ли в Москве качественная архитектура? Кого можно назвать застройщиком с большой буквы? Об этом рассуждает президент Союза московских архитекторов
Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Если вы спросите у архитектора, что может архитектура, тот без раздумий ответит: всё! Хорошая архитектура может обеспечить расцвет города, плохая — поспособствовать его упадку. Примеров тому масса. О роли архитектуры и архитектора в жизни города мы поговорили с президентом Союза московских архитекторов Николаем ШУМАКОВЫМ.

Полноценный человек может родиться только в полноценной архитектуре

— Николай Иванович, вряд ли кто-то станет спорить с тем, что архитектура оказывает на нас колоссальное влияние. И все же…

— Есть такие наивные представления, может немного сказочные, я сам грешным делом ими страдаю. Они сводятся к тому, что полноценный человек может родиться и достойно жить только в хорошей, качественной архитектурной среде. То есть типовые «хрущобы», бараки, палатки и ларьки — это вообще не для человека. Когда ты рождаешься и живешь среди загаженных улиц, сломанных деревьев, переполненных мусором урн, ты таким и получаешься — «загаженным» всей этой атмосферой. И все твои мысли сводятся только к тому, где бы поесть, выпить, справить нужду и не более. Ты как бы ограничен этими шорами. Есть, конечно, исключения из этого ряда, но их гораздо меньше, чем хотелось бы.

Я думаю, в этих наивных и схематичных на первый взгляд представлениях на самом деле много правды. Во всяком случае, истина, которую мы с вами сейчас ищем, лежит где-то рядом. То есть правильно думать, что архитектура влияет на очень многое.

 

— Значит, исходя из Вашей логики, получается, что человек, выросший, скажем, по соседству с великим флорентийским собором Санта-Мария-дель-Фьоре, и человек, родившийся в типовых «хрущобах» какого-нибудь города Коркино Челябинской области, — это принципиально разные типы людей?

— Думаю, отчасти да. И интересы у них разные. И взгляды на жизнь. Поймите, человек, который, кроме трущоб, ничего не видел, не соприкасался с настоящей красотой, обречен на достаточно примитивное существование. Но это не вина, а беда этого человека. Как вы думаете, почему у нас так развит алкоголизм, наркомания, такие ужасающие показатели смертности? Все это и от отсутствия хорошей, качественной среды обитания. Она, конечно, не только из архитектуры складывается, но из нее в том числе.

 

Алло, мы ищем таланты среди заказчиков

— Иногда какой-то архитектурный объект может дать толчок развитию целого города и даже региона. Классический пример — испанский Бильбао, где архитектор с мировым именем Фрэнк Гери воплотил в жизнь уникальный проект — Центр современного искусства. Появление экзотического здания из гнутых стальных листов надолго обеспечило городу приток туристов и поступательный рост экономики. Заштатный городишко буквально из-за одного-единственного (но зато какого!) архитектурного объекта превратился в процветающий центр, где жизнь бурлит…

— Мне кажется, здесь дело не только в архитекторе, но и в заказчике. Пришел грамотный, думающий, умеющий смотреть вперед заказчик. Уговорил городские власти. Ну а потом они «слились в экстазе» и пригласили выдающегося архитектора. В данном случае появлению талантливого архитектурного объекта предшествовало некое политическое решение. Затем появился неординарный представитель заказчика — дирекция Музея современного искусства Гуггенхайма. Они решили: да, будем строить. Следующий шаг — поиски инвестора, мецената. И лишь потом последовало приглашение архитектора. Сам по себе архитектор ничего не делает и не решает.

 

— Получается, у нас в России есть талантливые архитекторы, но нет одаренных заказчиков?

— Да у нас зачастую вообще нет заказчика! Потому что заказчик, который изначально думает, как извлечь из архитектуры максимальную прибыль, это уже не заказчик. Сейчас многие хотят вложить и построить минимум в самые сжатые сроки. А получить по максимуму: в десять, в сто, а то и в тысячу раз больше, чем вложили! Но это, простите, не заказчик. Это временщик, который «колотит» свое «бабло». И, к сожалению, таких у нас немало.

 

— И все-таки, вы не станете спорить, что и в Москве, к счастью, есть объекты, которые буквально изменили жизнь города?

— Безусловно, такие объекты есть. Это, конечно, московское метро, которое такое привнесло!.. Это же не транспорт в буквальном смысле слова: спустился, поехал. Это синтез всего: транспортной инфраструктуры, архитектуры, изобразительного творчества. Я бы сказал, что метро — это...






АрхитектураБизнесВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Архитектор Николай Шумаков: Наступили времена, когда музеи оказываются на задворках торговых центров | Ким Кардашьян и Канье Уэст купили новый особняк за $20 миллионов

Архитектор Николай Шумаков: Наступили времена, когда музеи оказываются на задворках торговых центров | Строительство Керченского моста двинулось под воду

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *